Цель сделки

1 июля 2016

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13 февраля 2014 г. N Ф04-9631/13 по делу N А67-681/2013

г. Тюмень

13 февраля 2014 г.

Дело N А67-681/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 06 февраля 2014 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 13 февраля 2014 года.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Сидоровой А.В.,

судей Рябининой Т.А.,

Туленковой Л.В.,

при ведении протокола судебного заседания с использованием средств видеоконференц-связи помощником судьи Пелевиной О.Н., рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «ПромСнаб» на решение от 01.08.2013 Арбитражного суда Томской области (судья Хлебников А.В.) и постановление от 10.10.2013 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Нагишева О.Б., Лобанова Л.Е., Терехина И.И.) по делу N А67-681/2013 по иску общества с ограниченной ответственностью «Сибирская Металлургическая Компания» (634000, Томская область, г. Томск, ул. Енисейская, д. 4, ИНН 7017255232, ОГРН 1107017002190) к обществу с ограниченной ответственностью «ПромСнаб» (634061, Томская область, ул. Герцена, д. 72, ИНН 7017194580, ОГРН 1077017033422) об обязании возвратить товар по договору хранения и встречному иску общества с ограниченной ответственностью «ПромСнаб» к обществу с ограниченной ответственностью «Сибирская Металлургическая Компания» о признании сделки недействительной.

Другие лица, участвующие в деле: Управление Министерства Внутренних Дел по г. Томску.

Осуществляет организацию видеоконференц-связи Арбитражный суд Томской области (судья Ломиворотов Л.М.), в заседании приняли участие представители общества с ограниченной ответственностью «ПромСнаб» — Павлов О.Г. по доверенности от 01.03.2013, Кочедыкова К.О. по доверенности от 26.03.2013.

Суд установил:

общество с ограниченной ответственностью «Сибирская Металлургическая Компания» (далее — ООО «СМК», поклажедатель) обратилось в Арбитражный суд Томской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «ПромСнаб» (далее — ООО «ПромСнаб», хранитель) об обязании возвратить товар, переданный по договору хранения от 12.02.2010.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Управление Министерства Внутренних Дел по г. Томску (далее — УМВД по г. Томску).

ООО «ПромСнаб» обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о признании недействительным договора хранения от 12.02.2010, заключенного между ООО «ПромСнаб» и ООО «СМК».

Дела объединены в одно производство, делу присвоен номер N А67-681/2013.

Решением от 01.08.2013 Арбитражного суда Томской области, оставленным без изменения постановлением от 10.10.2013 Седьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении первоначального и встречного исков отказано. Распределены расходы по государственной пошлине.

В кассационной жалобе ООО «ПромСнаб» просит решение и постановление отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Заявитель кассационной жалобы ссылается на то, что выводы судов первой и апелляционной инстанции не соответствуют правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 N 7204/12.

Указывает, что в нарушение статьи 71 АПК РФ суды не приняли во внимание доказательства, представленные истцом по встречному иску, а именно: сведения по данным бухгалтерского баланса, согласно которым не имеется информации о принятии на хранение ООО «ПромСнаб» имущества от третьих лиц; отсутствие в материалах дела доказательств, свидетельствующих о фактическом исполнении договора хранения от 12.02.2010 как со стороны поклажедателя (нет расходов на оплату услуг по хранению; отсутствие первичных документов по приобретению и передаче на хранение товароматериальных ценностей, учитывая дату создания общества (08.02.2010) и дату заключения договора 12.02.2010, а также представленные в материалы дела выписки по операциям по счету ООО «СМК» в период с 12.02.2010 по 15.06.2010; недостижение с помощью данного договора цели деятельности ООО «СМК», заключающейся в непрерывном товарообороте), так и со стороны хранителя (безвозмездность договора хранения; отсутствие электроснабжения площадки; отсутствие в штате работников, которые могли бы осуществлять должную охрану имущества, а также доказательств заключения хранителем договоров с третьими лицами на осуществление данных услуг).

Заявитель ссылается на экономическую нецелесообразность заключения договора хранения и невозможность его исполнения хранителем, а также на аффилированность лиц — участников ООО «СМК» и ООО «ПромСнаб» при заключении договора хранения.

ООО «ПромСнаб» указывает на неправильное применение статей 224, 886 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

Суд кассационной инстанции, проверив в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) правильность применения судами норм материального и соблюдение процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, и процессуального права, изучив материалы дела, исходя из доводов кассационной жалобы, отзыва, заслушав пояснения представителей заявителя кассационной жалобы, пришел к выводу о наличии оснований для отмены судебных актов с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как следует из материалов дела и установлено судами, по договору от 12.02.2010 ООО «ПромСнаб» (хранитель) обязуется хранить товар и продукцию, указанную в приложении N 1, переданную ему ООО «СМК» (поклажедателем), и возвратить этот товар в сохранности.

В силу пунктов 1.2, 1.3 договора от 12.02.2010 хранитель обязуется принять товар на хранение в течение трех месяцев с момента подписания договора.

При передаче товара от поклажедателя к хранителю между сторонами подписывается акт приема-передачи, который является неотъемлемым приложением к договору и подтверждает фактическую передачу товара (пункт 1.4 договора).

Договор является безвозмездным. Поклажедатель возмещает хранителю расходы на хранение товара в размере 5 000 руб. в месяц (пункты 4.1, 4.2, 4.3 договора).

В материалы дела представлен акт приема-передачи товара от 21.04.2010, согласно которому поклажедатель передал хранителю в соответствии с договором хранения от 12.02.2010 имущество (товар), перечень которого приведен с указанием наименования, единиц измерения, количества и стоимости.

Письмом от 02.08.2010 ООО «СМК» заявило ООО «ПромСнаб» требование о передаче ему товара, на что последний ответил отказом.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения ООО «СМК» с иском об обязании возвратить имущество, переданное по договору хранения.

Ссылаясь на мнимый характер договора хранения, заключенный с целью искусственного создания возможной задолженности хранителя перед поклажедателем, ООО «ПромСнаб» обратился в суд с соответствующим иском.

При рассмотрении дела суд первой инстанции установил, что спорное имущество на момент рассмотрения спора во владении ООО «ПромСнаб» не находилось.

Поскольку условиями договора от 12.02.2010 не предусмотрено хранение вещей с обезличением, а уточнений искового требования от ООО «СМК» в части перечня имущества не поступило, суд первой инстанции отказал в удовлетворении требования о возврате имущества с хранения.

Отказывая в удовлетворении встречных исковых требований о признании сделки недействительной, суд первой инстанции, проанализировав представленные в материалы дела документы: акт приема-передачи от 21.04.2010; акт ревизии от 03.06.2010; заявление от 16.06.2010 об обеспечении доступа на территорию хранения товарно-материальных ценностей для проведения ревизии по договору хранения и направлении сотрудника ООО «ПромСнаб» для участия в ее проведении, указал, что материалами дела подтверждается факт реального исполнения сторонами договора хранения от 12.02.2010, а порочность воли ООО «СМК» и ООО «ПромСнаб» при совершении договора хранения истцом по встречному иску не доказана.

Данные выводы поддержаны судом апелляционной инстанции.

Между тем судами не учтено следующее.

В силу статьи 170 ГК РФ под мнимой сделкой понимается сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Для признания сделки мнимой необходимо установить то, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок данного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в постановлении Президиума от 18.10.2012 N 7204/12 сформировал правовую позицию, касающуюся распределения предмета доказывания по делам, связанным с оспариванием сделок в связи с их мнимостью (статья 170 ГК РФ).

При этом судам необходимо принимать во внимание следующее.

В силу закрепленного в статье 9 АПК РФ принципа состязательности задача лиц, участвующих в деле, — собрать и представить в суд доказательства, подтверждающие их правовые позиции.

Совершая сделки лишь для вида, стороны, как правило, правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся.

Поэтому при решении вопроса о мнимости договора и документов, подтверждающих его фактическое исполнение, суд не должен ограничиваться проверкой соответствия копий документов установленным законом формальным требованиям, необходимо принимать во внимание и иные документы первичного учета, а также иные доказательства.

Согласно статье 65 АПК РФ обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права. При этом каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

При наличии убедительных доказательств невозможности исполнения договора бремя доказывания обратного возлагается на ответчика путем предоставления соответствующих доказательств, опровергающих доводы истца.

Между тем суды первой и апелляционной инстанций, исходя из предмета договора хранения, не учли вышеуказанную позицию Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

По договору хранения (пункт 1 статьи 886 ГК РФ) одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности.

Конструкция договора хранения, предусмотренная в пункте 1 статьи 886 ГК РФ, построена по модели реального договора, который, по общему правилу, считается заключенным с момента передачи вещи от поклажедателя хранителю. Договор хранения принадлежит к числу договоров об оказании услуг. Как и в других договорах, относящихся к данному договорному типу, в договоре хранения полезный эффект деятельности хранителя не имеет овеществленного характера. Предметом договора хранения является сама деятельность хранителя по обеспечению сохранности вверенного ему имущества.

По смыслу пункта 1 статьи 891 ГК РФ основная обязанность хранителя связана с обеспечением сохранности принятого на хранение имущества. Выполняя данную обязанность, хранитель должен принять необходимые меры для того, чтобы предотвратить похищение имущества, его порчу, повреждение или уничтожение третьими лицами. Объем и характер этих мер зависят от целого ряда факторов, в частности от вида принятого на хранение имущества, конкретной цели договора хранения, его возмездности и т.п.

Учитывая это обстоятельство, статья 891 ГК РФ в качестве главного требования указывает на необходимость соблюдения хранителем предусмотренных договором мер по обеспечению сохранности имущества.

Согласно части 2 статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В силу части 3 статьи 15 АПК РФ принимаемые арбитражным судом судебные акты должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

В соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 170 АПК РФ в мотивировочной части решения должны быть указаны доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения.

При принятии решения арбитражный суд оценивает доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений (часть 1 статьи 168 АПК РФ).

В нарушение указанных норм права суды первой и апелляционной инстанций не учитывали конкретные взаимоотношения участвующих в договоре хранения сторон; неверно распределили бремя доказывания между сторонами (статья 65 АПК РФ); не приняли во внимание доводы ООО «ПромСнаб», касающиеся отсутствия действительной воли сторон на создание правоотношений по хранению товарных материальных ценностей, недостижение сторонами правовых целей данного договора;

не дали достаточную оценку доводам истца и представленным в материалы дела доказательствам, а также показаниям свидетелей, касающимся обстоятельств, подлежащих установлению по настоящему делу, а именно: аффилированность лиц — участников ООО «СМК» и ООО «ПромСнаб» при заключении договора хранения; невозможность фактического исполнения договора хранения от 12.02.2010 как со стороны поклажедателя (учитывая дату создания общества (08.02.2010) и дату заключения договора (12.02.2010), а также отсутствие заинтересованности ООО «СМК» в возврате имущества (требование о возврате заявлено 02.08.2010, исковое заявление — 13.02.2013), так и со стороны хранителя (безвозмездность договора хранения; отсутствие электроснабжения площадки; отсутствие в штате работников, которые могли бы осуществлять должную охрану имущества, а также доказательств заключения хранителем договоров со специализированными организациями на осуществление данных услуг; отсутствие сведений по данным бухгалтерского баланса о принятии на хранение ООО «ПромСнаб» имущества от третьих лиц; экономическая нецелесообразность для ООО «ПромСнаб» при заключении договора).

Таким образом, принятые по делу решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции не отвечают требованиям законности и достаточной обоснованности, приняты с нарушением норм процессуального права, в связи с этим подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение, в процессе которого арбитражному суду следует устранить допущенные нарушения, дать правовую оценку всем доказательствам с учетом положений статьей 68, 71 АПК РФ, а также учесть правовую позицию, изложенную в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 N 7204/12, а также от 07.02.2012 N 11746/11, рассмотреть доводы истца и возражения ответчика, с учетом верного распределения бремени доказывания по делу, и по результатам вынести законное и обоснованное решение, правильно применив нормы материального и процессуального права, распределив при этом судебные расходы, в том числе за рассмотрение кассационной жалобы.

С учетом того обстоятельства, что удовлетворение встречного иска в полном объеме исключает удовлетворение первоначального иска по настоящему делу (пункт 1 статьи 167 ГК РФ), суд кассационной инстанции полагает, что судебные акты подлежат отмене как в части первоначального, так и в части встречного исков.

Руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 287, статьями 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 01.08.2013 Арбитражного суда Томской области и постановление от 10.10.2013 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А67-681/2013 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Томской области.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий

А.В. Сидорова

Судьи

Т.А. Рябинина
Л.В. Туленкова

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/38056764/

8 страница. Целесообразность отсутствия оценочных суждений в отношении людей и их поведения базируется на понимании неизбежности актуального поведения клиентов в связи с

Целесообразность отсутствия оценочных суждений в отношении людей и их поведения базируется на понимании неизбежности актуального поведения клиентов в связи с действием объективных и субъективных обстоятельств их жизни.

Первая реакция человека на высказывания и действия других людей — оценка или суждение, а не понимание. Поэтому при­нятие другого человека является крайне сложной задачей. Она выполнима для социального работника, обладающего должной толерантностью — терпимостью по отношению к людям. Толе­рантность не означает отсутствия критичности по отношению к другим и к себе, она предполагает баланс критичности и добро­желательности, основанный на единстве требовательности и уважения человека к самому себе и к другим. Поскольку людям свойственно проецировать на окружающих чувства, которые они испытывают к себе, важным является их самоотношение.

В-третьих, особенностью психологической позиции социаль­ного работника является уверенность в своих профессиональных возможностях и компетенции. Уверенность в своих профессио­нальных силах всегда связана с реальным позитивным опытом практической деятельности. Понимание ограничений своих про­фессиональных возможностей также является частью компетент­ности. Сама профессиональная компетентность развивается в ходе обучения и возрастает на протяжении всей профессиональной карьеры. Она включает в себя профессиональную подготовку, индивидуальные склонности, индивидуальные технологии и мето­ды работы, стаж работы, обучаемость (как способность извлекать уроки из опыта), самоуверенность (как уверенность в своих про­фессиональных силах и возможностях).

Психологическая позиция социального работника во многом определяется эмпатией — пониманием эмоционального состояния того, кому оказывается помощь. Эмпатическое понимание пред­полагает постижение сущности эмоционального состояния чело­века через собственный эмоциональный мир. Эмпатия не являет­ся результатом интеллектуальных усилий, а выступает как резуль­тат эмоционального развития личности. В целом медиация в со­циальной работе осуществляется при реализации гибких подходов, которые учитывают многообразие факторов, связанных с культу­рой, традициями, обычаями, нравами, религией, региональными условиями, тендерными различиями, возрастом и этническими особенностями клиентов. Доминирующее влияние тех или иных факторов в каждом конкретном случае определяется профессио­нальным работником при реализации диагностической функции деятельности.

Рис. 6. Стадии медиации

По сути медиация — это переговоры, так как она подразумева­ет участие «третьей стороны», которая хорошо владеет эффектив­ными процедурами переговоров и может помочь людям в процес­се конфликта координировать действия, чтобы они были более эффективными в процессе переговоров.

Процедура медиации — это развитие модели переговорного процесса, в который включен медиатор, создающий новые пере­менные и динамику во взаимоотношениях оппонентов. Без пере­говоров не может быть медиации.

Медиация схожа с исследованием. В процессе медиации соци­альный работник занимается построением различных гипотез. Широкими сферами гипотез, которые выдвигает медиатор, явля­ются концептуализация стадий медиации и проектирование соответствующих действий, основанных на стадиях развития кон­фликта.

Стадии медиации можно разделить на две основные группы: работу, которую медиатор совершает перед встречей кон­фликтующих сторон, и действия, которые он осуществляет во время официальных переговоров. Пять стадий относятся к под­готовительной работе к переговорам и семь — к периоду после начала совместной работы медиатора с конфликтующими сторо­нами (рис. 6).

Во время каждой из двенадцати стадий медиатор выстраивает гипотезы, подбирает подходящие стратегии и выполняет специ­фические процедуры. Эти процедуры, с одной стороны, выпол­няются последовательно, а с другой — претерпевают развитие в ходе конкретных переговоров. Назначение — помочь конфликту­ющим сторонам в осуществлении стоящих перед ними задач в отведенное для этого время в ходе переговорного процесса. Если цели предыдущей стадии медиации не выполнены даже с помощью медиатора, то стороны обычно испытывают большие трудности в переходе на следующую стадию.

6.6. Разновидности ролей посредника

Выполнение роли медиатора означает, что социальный работник должен быть готов к изменению соотношения сил и социальной динамики конфликтных отношений с помощью влияния на убеж­дения и поведение сторон конфликта, предоставляя им необходи­мые знания и информацию, используя более эффективно потен­циал переговорного процесса и помогая участникам прийти к об­щему решению. Американские конфликтологи И.Раб и Л.Браун доказали, что даже сам факт присутствия социального работника, независимого от конфликтующих сторон, может послужить чрез­вычайно важным фактором позитивного разрешения конфликта.

Оппоненты должны быть готовы допустить участие в конфлик­те «третьей стороны» и помочь в достижении соглашения.

Медиаторы могут подключиться к разрешению конфликта на различных стадиях конфликта — латентной стадии, стадии воз­никновения конфликта, стадии обнаружения конфликта — соглас­но степени организации и интенсивности конфликта.

Латентные конфликты характеризуются лежащими в их осно­ве напряжениями, которые еще не полностью развиты и не имеют силы поляризованного конфликта (например, непопулярные за­коны, которые принимает Правительство РФ).

Изменения в личностных отношениях, в которых одна сторо­на не осведомлена о серьезности нарушений, служат основой латентного конфликта.

Медиаторы, работая с людьми, включенными в решение ла­тентного конфликта:

— помогают сторонам найти людей, заинтересованных в изме­нении отношений;

— помогают им в разработке взаимного процесса консультиро­вания относительно интересующих вопросов;

— работают со сторонами в направлении разработки и осуществ­ления процесса решения конфликта.

Конфликты на стадии возникновения предполагают конкретные разногласия между сторонами. Эти конфликты имеют потенциал для эскалации, если процедура возможного решения конфликта не осуществляется. В этом случае медиатор помогает начать про­цесс переговоров, в ходе которого стороны могут обмениваться мнениями по существу вопроса, приближаясь к разрешению про­блемы.

Конфликты на стадии обнаружения — это конфликты, в которых стороны находятся в постоянном противостоянии. Участие меди­атора в конфликтах на данной стадии включает изменение проце­дуры переговоров или вмешательства с целью выхода из тупика. Пример: подключение социальных работников к разрешению со­циального конфликта во время забастовок до истечения срока ультиматумов. Медиатор не имеет права принимать решение за участников конфликта. Эта характеристика отличает медиатора от судьи или арбитра, которые по закону обязаны принимать решения для конфликтующих сторон, основанные на социальных нормах, законах или контрактах. Цель юридического решения — не при­мирение, а вынесение справедливого решения на основе закона.

Медиатор может выполнять различные роли и функции в про­цессе помощи конфликтующим сторонам в разрешении конфлик­та. В их числе:

— «открыватель» коммуникационных каналов, который налажи­вает процесс коммуникации между сторонами или помогает улуч­шению уже существующей коммуникации;

— «глас закона», который помогает всем сторонам конфликта признать право других участвовать в процессе переговоров;

— «организатор процесса переговоров», который обеспечивает процедуру переговоров и часто — формальные моменты каждой встречи;

— «тренер», который обучает новичков, неквалифицированных участников переговорного процесса;

— «экспандер ресурсов», который оказывает процедурную по­мощь сторонам и связывает их с внешними экспертами, например с юристами, предоставляющими недостающую информацию;

— «исследователь проблемы», который дает возможность участ­никам конфликта рассмотреть проблему с различных точек зрения, помогает сформулировать основные проблемы и интересы сторон и увидеть взаимовыгодные для сторон варианты разрешения кон­фликта;

— «реалист», помогающий принимать разумное решение в со­ответствии с требованиями реальности;

— «лидер», берущий на себя инициативу в ведении переговоров с помощью организации соответствующей процедуры;

— «посредник» — более нейтральная роль.

Нейтральность подразумевает отсутствие каких-либо предпоч­тений в отношении исхода конкретного посредничества. Установ­ка посредника сигнализирует участникам конфликта о его желании сохранить за участниками право принять решение.

Посредник бесстрастен. Он свободен от предпочтений и пред­убеждений.

Посредник — хороший слушатель. Подразумевается, что он должен владеть техникой активного слушания.

Посредник — человек творческий. Будучи свободным от эмо­ционального и психологического содержания конфликта, он дол­жен быть самым креативным членом группы.

6.7. Особенности деятельности посредника и основы эффективного посредничества

Переговоры состоят из серии действий и поступков индивидов, которые заинтересованы в разрешении противоречий и завершении конфликта.

Медиатор, подобно участникам переговоров, также активно действует. Он непосредственно не изменяет решения участников конфликта, а выступает катализатором. Изменения являются ре­зультатом совместных действий медиатора и конфликтующих сторон.

На переговорах конфликтующие стороны сталкиваются с рядом процедурных или «критических» ситуаций, которые должны быть преодолены для достижения урегулирования. Медиаторы могут реагировать на появление критических ситуаций действиями двух типов: основными и специфическими.

Основные действия медиатора — это общие стратегии медиации, которые посредник использует на всех стадиях медиации. Они представляют общую схему разрешения конфликта.

Общие действия дают медиатору возможность:

— «войти» в конфликт;

— помочь конфликтующим сторонам в выборе метода разреше­ния конфликта;

— собрать данные и проанализировать конфликт;

— разработать план медиации;

— помочь примирению конфликтующих сторон;

— помочь субъектам начать продуктивные переговоры;

— выделить основные вопросы переговоров;

— сформулировать интересы сторон;

— помочь субъектам в разработке вариантов урегулирования конфликта;

— помочь субъектам оценить каждый вариант урегулирования;

— инициировать принятие окончательного решения по вопросу переговоров;

— помочь субъектам в разработке плана реализации принятого решения и контроля за его выполнением.

Специфические действия медиатора — действия, предпринима­емые медиатором в ответ на проблемы, которые возникают во время переговоров. В категорию специфических действий входит организация приватных встреч одной из конфликтующих сторон и медиатора во время переговоров.

Чтобы работать эффективно с конфликтом, медиатору нужна «карта конфликта», с помощью которой можно подробно описать конфликт, идентифицировать барьеры в его урегулировании и оп­ределить процедуры управления и разрешения конфликтной ситу­ации.

Медиаторы изучают проблемы во взаимоотношениях конфлик­тующих сторон, несовпадения «фактов», совместимых и конкури­рующих интересов, динамики взаимодействия, силовых отноше­ний, величины сходств и различий во мнениях. Исходя из наблю­дений, посредник пытается идентифицировать центральные кри­тические ситуации или причины конфликта. Часто используется схема сфер конфликта, выделенных на основе причин и типа вме­шательства в конфликт (рис. 7). Как только посредник решит, что главная причина найдена, он формирует гипотезу: «Этот конфликт вызван А, и если Б изменится, стороны будут способными прийти к соглашению». Затем гипотеза должна быть протестирована.

Испытание гипотез относительно конфликта включает проек­тирование вмешательства, которое способствует формированию

Информаци­онный конф­ликт Конфликт интересов Конфликт в отношениях Конфликт ценностей Структурный конфликт
г г * * г
Привлечение эксперта, ко­торый выра­жает незави­симое мне­ние и ломает стереотипы Разработка общего ре­шения, отве­чающего по­требностям всех сторон Стимулиро­вание выра­жения пози­тивных эмо­ций, спо­собствующих достижению согласия Поиск общей цели, в до­стижении которой мо­гут принять участие все стороны конфликта Организация честного и взаимно приемлемого процесса принятия ре­шения

Типы вмешательства Рис. 7. Возможные типы вмешательства в различные виды конфликтов

или видоизменению отношений, поведения конфликтующих сто­рон. Например, существует теория о причинах конфликта, осно­вывающаяся на проблемах коммуникации. Большинство теорий коммуникаций предполагают, что конфликт является результатом искаженной коммуникации — в любом качестве, количестве или форме.

Медиатор, работающий в рамках теории коммуникаций, начи­нает свою работу с наблюдения за процессом коммуникации меж­ду конфликтующими сторонами. Наблюдая за взаимодействием сторон, он формулирует гипотезу. Затем медиатор эксперименти­рует с различными вариантами коммуникационного поведения сторон (количество, качество, форма коммуникации), проверяя их возможности изменить динамику конфликта.

Процесс построения и проверки гипотезы — основной процесс вмешательства и разрешения противоречий.

Медиатор осуществляет различные вмешательства с целью по­мочь конфликтующим сторонам путем переговоров и стадий ме­диации. Однако действия медиатора изменяются от конфликта к конфликту. Общие схемы медиации каждый социальный работник должен изменять в соответствии с переменными, которые влияют на качество вмешательства. В их числе:

— уровень развития и этап конфликта, на котором медиатор подключается к его разрешению;

— способность конфликтующих сторон решить конфликт;

— соотношение сил сторон и роль медиатора как баланса сил;

— процедуры переговоров, используемые сторонами;

— сложность случая обсуждаемых вопросов;

— роль и задачи медиатора, взаимно обговоренные сторонами с самим медиатором.

Рассмотрим их подробнее.

1. Развитие конфликта и этап «входа» медиатора в конфликт. Стадия развития конфликта и степень интенсивности эмоций сторон влияют на задачи, которые субъекты конфликта должны решить. Если медиатор «входит» в конфликт на ранней стадии, то перед крайней поляризацией взглядов на объект конфликта и появлением интенсивных эмоций он использует стратегии и осу­ществляет действия, которые отличаются от стратегий и действий на поздней стадии, когда стороны уже вели переговоры и достиг­ли значительного прогресса или зашли в тупик.

2. Способность конфликтующих сторон решить конфликт. Спо­собность сторон решать свой конфликт также сильно влияет на стратегию вмешательства посредника. Субъектам, которые способ­ны провести переговоры рационально, которые отдают себе отчет о процедуре решения проблемных вопросов и развиваются в сто­рону урегулирования, потребуется небольшая помощь посредника. В такой ситуации медиатор может помочь просто своим присут­ствием. Если переговоры зашли в тупик, то он может поспособ­ствовать нейтрализации негативных эмоций, суживающих диапа­зон переговоров, «создать» действия, которые помогут сторонам достигнуть урегулирования конфликта.

3. Соотношение сил сторон. Если силы и влияние субъектов примерно одинаковы, посредник может помочь конфликтующим сторонам в эффективном использовании их влияния при создании взаимно удовлетворяющих результатов. Если влияние субъектов друг на друга не равное и одна сторона может навязать неудовле­творительное решение проблемы (решение, которое приведет к возобновлению конфликта) другой, медиатор должен решить, как помочь более слабой стороне.

Помощь более уязвимой стороне требует от медиатора специфи­ческих действий по вмешательству в конфликт, которые трансфор­мируют функцию посредника в опасно близкую к защите. Важно осознать различия между медиатором, помогающим в организации и размещении сил оппонентов, и медиатором, который становится защитником и помощником в концентрации новых сил и влияния.

4. Процедуры переговоров. Переговоры — это форма совместно­го решения проблемы. Конфликтующие стороны выбирают одну из двух основных процедур переговоров: переговоры, основанные на позициях, и переговоры, основанные на интересах. Переговоры, основанные на позициях, обычно выбираются, когда медиатор видит, что оспариваемые ресурсы ограниченны и дистрибутивное решение — то, которое распределяет доли прибылей и убытков для каждой стороны, — единственно возможный результат. Перегово­ры, основанные на интересах, выбираются, когда медиаторы ищут общее решение, по возможности удовлетворяющее большинство потребностей обеих сторон.

5. Сложность случая и обсуждаемых вопросов. Конфликты раз­личаются по уровню сложности. И медиаторы должны уметь раз­рабатывать стратегии вмешательства, которые учитывают слож­ность каждого специфического конфликта. Процедуры детального сбора информации могут способствовать пониманию причин и динамики конфликта, в другом случае достаточно простого интер­вью на первой встрече с субъектами. В некоторых случаях медиа­тор может преодолеть тупик и в случае успеха выйти из участия в разрешении конфликта, предоставив субъектам самостоятельно продолжать переговоры.

6. Определение роли медиатора. Эта переменная влияет на основ­ные и специфические действия медиатора — определение задач и ролей, которые он может выполнять на переговорах. Процедурно ориентированные медиаторы уверены, что стороны лучше инфор­мированы о сути конфликта, чем любая «третья сторона». Для них лучшее решение — это решение, принятое субъектами самостоя­тельно. Они также считают, что субъектам нужна процедурная подсказка, а не предложение по решению проблемы.

6.8. Первоначальный контакт с конфликтующими сторонами и выбор стратегии медиации

Медиаторы начинают участие в конфликте:

— по инициативе субъектов;

— направлению представителей сторон;

— инициативе медиатора;

— назначению руководства.

Каждый вариант участия в конфликте подразумевает специфи­ку стратегических действий посредника и может влиять на каче­ство, тип и вероятность урегулирования конфликта.

Выбор времени «входа» медиатора в конфликт. Когда принима­ется решение о «входе» медиатора в конфликт, определяется тип вмешательства:

— производится выбор времени сбора данных относительно конкретного конфликта;

— осуществляется инициирование деятельности медиатора от­носительно разрешения конфликта.

Оба типа деятельности требуют участия медиатора, их влияние на конфликт различно.

Сбор информации медиатор может начать фактически на любой стадии развития конфликта. Необходимо отметить, что на опре­деленных стадиях сбор информации может быть затруднен: на­пример, на начальном этапе эскалации конфликта и когда пере­говоры уже начались, но субъекты не верят, что им нужен посред­ник.

Выбор времени вмешательства в конфликт является важным стратегическим решением для посредников. Медиаторы самосто­ятельно решают в каждом конкретном случае, на какой стадии развития конфликта их вмешательство будет эффективным.

Медиатор может помочь субъектам в выборе и координации стратегий. Единой процедуры, которая подходила бы для всех типов конфликтов, не существует. Однако посредники могут по­мочь субъектам конфликта выбрать стратегию поведения, выпол­нив следующие действия:

1) определив интересы сторон и цели, которые должны быть удовлетворены в потенциальном урегулировании конфликта;

2) рассмотрев диапазон возможных и приемлемых результатов конфликта;

3) идентифицировав стратегию медиации, которая может помочь сторонам в достижении индивидуальных и групповых целей;

4) определив и оценив критерии для выбора стратегии;

5) выбрав и зафиксировав обязательства в отношении принятия приемлемой стратегии медиации;

6) скоординировав, если необходимо, стратегии между сторо­нами.

Стратегии медиации. Существует пять общих стратегий медиа­ции, в их числе:

— конкуренция;

— избегание;

— согласование;

— компромисс в результате переговоров;

— переговоры, основанные на интересах.

Конкуренция основана на урегулировании конфликта по типу «победа — поражение».

Принимая решение использовать стратегию конкуренции, субъ­ект должен взвесить ее недостатки, а также достоинства:

— будет ли результат разрешения конфликта долговременным;

— может ли конкурентное поведение разрушить отношения между оппонентами;

— имеет ли субъект достаточно сил, чтобы быть уверенным в выигрыше;

— будет ли данная конкуренция вызывать конкуренцию в других областях;

— приведет ли конкурентная стратегия к желаемой цели.

Избегание конфликта может быть как продуктивным, так и

непродуктивным с точки зрения проблемы. Как правило, субъек­ты избегают столкновения тогда, когда испытывают дефицит ин­формации о возможностях урегулирования, когда отсутствуют взаимозависимые интересы, когда они испытывают безразличие по отношению к объекту конфликта или считают, что соглашение невозможно.

Согласование происходит, когда одна сторона соглашается удов­летворить потребности другой за счет собственных интересов. Стратегия согласования выбирается в том случае, если:

— интересы сторон взаимозависимы;

— взаимоотношения важнее собственных интересов;

— сотрудничество необходимо в будущем.

Стратегия согласования эффективна, когда совместное решение проблемы влечет за собой разрешение и других значимых вопросов для субъекта.

Согласование может быть негативным, если:

— субъекты недостаточно сильны для того, чтобы использовать иную стратегию;

— субъекты пассивны или неуверенны;

— субъекты не заинтересованы в результате.

Компромисс в результате переговоров выбирается, когда:

— субъекты не видят возможности достичь в конфликте выиг­рыша, который удовлетворил бы их потребности;

— интересы субъектов совместимы;

— субъекты не доверяют друг другу достаточно, чтобы осущест­влять совместное решение проблемы;

— субъекты примерно равны по силе и у них нет возможности давления друг на друга.

Большинство урегулирований конфликта через суд являются такого рода компромиссами.

По сравнению с конкуренцией и компромиссом, в которых ре­зультатом является разделение ограниченных ресурсов, переговоры, основанные на интересах, направлены на расширение диапазона альтернатив, чтобы потребности всех сторон были удовлетворены.

Переговоры, основанные на интересах, применяются в следу­ющих случаях:

— субъект с большими ресурсами не хочет использовать полно­стью свою силу;

— субъекты имеют желание в будущем сохранить добрые отно­шения.

Выбор общей стратегии является, как правило, руководством для последующих переговоров. Конфликтующие стороны обычно выбирают стратегию конкуренции и решают вести переговоры, затем перемещаются в стратегию компромисса или переговоров, основанных на интересах.

6.9. Отношения между посредником и субъектами конфликта и влияние их на принятие решения

Медиацию можно рассматривать как психологический процесс. В ходе процесса медиации посредник прилагает значительные усилия по минимизации конфликта и созданию положительных психологических отношений между субъектами конфликта. Этот процесс называется примирением.

Техника примирения является, по существу, прикладной пси­хологической техникой, нацеленной на коррекцию восприятия, уменьшающей безрассудные страхи и улучшающей отношения между конфликтующими сторонами, и фактически делает перего­воры рациональным структурированным процессом. Примирение является психологическим компонентом медиации, в котором «третья сторона» пытается создать атмосферу доверия и сотрудни­чества, повышающую возможности позитивного разрешения кон­фликта.

В конфликтологической литературе выделяются эмоциональные этапы, через которые проходят конфликтующие стороны в про­цессе развития конфликта, снятия эскалации и урегулирования. Для того чтобы стороны могли вести рациональную дискуссию по существенным вопросам, влияние отрицательных чувств должно быть управляемо и минимизировано или самими сторонами, или медиатором. Эмоции и чувства являются очень сложными физио­логическими и психологическими ответами на внешние стимулы. Если работа с эмоциями не была проведена в начале медиации, то подавленные или непроговоренные эмоции, вероятно, позже за­блокируют процесс урегулирования конфликта.

Ответы медиатора на эмоции состоят из трех отдельных шагов:

— осознания, что конфликтующие стороны имеют отрицатель­ные эмоции;

— диагностики эмоций;

— выбора подходящей стратегии вмешательства, которая помо­жет сторонам в управлении своими чувствами.

Посредники должны знать признаки отрицательных эмоций, которые могут воспрепятствовать продуктивной медиации. Оттен­ки голоса, темп речи, выражение лица, изменения в положении или перемещении тела являются указателями на наличие тех или иных эмоций у субъектов. После того как медиатор точно диагнос­тировал содержимое и интенсивность чувств сторон, он должен выработать стратегию, которую нужно использовать, чтобы помочь сторонам в продуктивном управлении их эмоциями.

Ошибочное восприятие и стереотипы. Зачастую конфликты не воспринимаются адекватно, они обычно преувеличены или пре­уменьшены вследствие ошибочного восприятия субъектами друг друга. Задача медиатора состоит в уменьшении барьера восприятия во время медиации, которая решается по следующей схеме:

— диагностика восприятия одной стороной другой стороны в конфликте;

— определение момента, когда восприятие является точным и/или ошибочным;

— оценка ошибочного восприятия, которое препятствует урегу­лированию;

— помощь сторонам в пересмотре их восприятия друг друга. Иллюзия восприятия является ложным образом, основанным на психических потребностях наблюдателя, а не на реальных объек­тивных характеристиках наблюдаемого.

Медиатор должен уметь отличать «маску» от реальных чувств участников конфликта. Посредники, которые полагаются только на безусловную искренность сторон, часто рассматривают участ­ников конфликта с точки зрения ложных образов.

Проблема законности. Законность предполагает принятие одной стороной конфликта идеи о том, что оппонент, его проблемы, интересы и даже чувства — истинные и разумные и соответствуют признанным принципам или принятым правилам и стандартам. Без учета этого принципа медиация часто не начинается вообще.

Медиация часто оказывается неуспешной, поскольку одна сторона не воспринимает другую как возможного партнера по переговорам. Это может явиться причиной неудачи медиации в случаях семейных разногласий, конфликтов в организациях или напряженных международных отношений. Например, нежелание одного субъекта признавать законные права другого может вос­препятствовать или блокировать возможность переговоров между ними.

Законность чувств означает признание права конфликтующей стороны обладать чувствами независимо от признания их другой стороной. Пока чувства одной из сторон не признаны, возможность продуктивной медиации остается крайне низкой.

Многочисленные исследования доказывают большое значение доверия в проведении продуктивной медиации. Доверие основано на опыте прошлых переговоров субъектов конфликта.

Медиатор может помочь конфликтующим сторонам в постро­ении доверительных отношений с помощью различных действий. В их числе:

— помощь субъектам конфликта в создании последовательно согласованных формулировок, которые ясны и не противоречат предшествующей формулировке;

— помощь субъектам конфликта в совершении символических действий, которые демонстрируют намерение заключить честную сделку;

— содействие субъектам конфликта в формулировке запроса о помощи, являющимся признанием наличия у нее потребности в помощи другого субъекта конфликта;

— содействие субъектам конфликта в демонстрации истинной заинтересованности в помощи другим участникам для достижения своих целей при сохранении способности достигать собственных целей;

— содействие субъектам конфликта в демонстрации понимания интересов другой стороны, даже если она не соглашается с инте­ресами оппонента.

Все вышеперечисленные действия должны быть выполнены самими субъектами конфликта. Посредник — лишь катализатор этих действий.

Дата добавления: 2016-09-20; просмотров: 1021;

Источник: https://helpiks.org/8-54801.html

К судебному разбирательству предложено документально подтвердить и нормативно обосновать

Никаких последствий для истца это не несет, если непредставление доказательств связано с недобросовестным поведением ответчика. Если ответчик не подписывает акт сверки, направьте его ответчику заказным почтовым отправлением, а почтовые документы представьте в суд в качестве обоснования невозможность представления подписанного сторонами акта сверки. Впоследствии в рамках рассмотрения спора в суде суд может истребовать данный акт у ответчика.

Дополнительно Вы можете ознакомиться с рекомендацией Что нужно сделать истцу на этапе подготовки дела к судебному разбирательству для обоснования своей позиции по делу в арбитражном суде.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Рекомендация: Что нужно сделать истцу на этапе подготовки дела к судебному разбирательству для обоснования своей позиции по делу в арбитражном суде

«Раскрыть доказательства

На этапе подготовки дела к судебному разбирательству или в пределах срока, установленного судом, истцу необходимо раскрыть имеющиеся у него доказательства (ч. 3 ст. 65 АПК РФ).

Под раскрытием доказательств понимается представление истцом (его представителем) по своей инициативе или по предложению суда другим участвующим в деле лицам и арбитражному суду всех имеющихся у него доказательств, на основании которых могут быть установлены обстоятельства, обосновывающие его требования и возражения.

Раскрытие доказательств может выражаться в следующих формах:

  • представление доказательств в суд;
  • обмен сторон состязательными бумагами – перечнями доказательств, на которые будут ссылаться стороны в ходе судебного разбирательства в обоснование своей позиции по делу;
  • обозначение доказательства в ходатайстве о его истребовании арбитражным судом у третьего лица.

Если истец (его представитель) вовремя не раскроет все имеющиеся доказательства перед судом и иными участниками процесса, то арбитражный суд может расценить такое поведение стороны как злоупотребление процессуальными правами и отнести на истца все судебные расходы по делу вне зависимости от исхода рассмотрения дела.*

Такие правила установлены в части 5 статьи 65, части 2 статьи 111 Арбитражного процессуального кодекса РФ и впункте 16 постановления Пленума ВАС РФ от 20 декабря 2006 г. № 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству» (далее – постановление № 65).

Представить доказательства

На этапе подготовки дела к судебному разбирательству истец вправе представлять доказательства арбитражному суду. Несмотря на то, что истец имеет возможность представить доказательства в суде первой инстанции и позже (вплоть до перехода к судебным прениям), возможностью представить доказательства во время подготовки по делу не стоит пренебрегать. Дело в том, что чем раньше представить все имеющиеся доказательства в обоснование своей позиции по делу, тем быстрее может выясниться, что представленных доказательств истцу недостаточно либо что отдельные доказательства не могут служить достоверным подтверждением того или иного факта. Иными словами, чем раньше истец представит в суд все имеющиеся у него доказательства, тем более высока вероятность, что суд выявит возможные пробелы в позиции истца, укажет, какие еще доказательства могут быть представлены, а сам истец успеет исправить недостатки в своей доказательственной базе, в том числе истребовать с помощью суда необходимые доказательства у третьего лица.*

Подробнее о том, как представить доказательства в арбитражный суд, см. Как представить доказательство в арбитражный суд».

Источник: https://www.law.ru/question/50569-k-sudebnomu-razbiratelstvu-predlojeno-dokumentalno-podtverdit-i-normativno-obosnovat

Документальное обоснование

Проверка анализа

Неопределенности

Существует множество неопределенностей, связанных с оценкой риска. Понимание неопределенностей и вызывающих их причин необходимо для эффективной интерпретации значений риска. Анализ неопределенностей, связанных с используемыми данными, методами и моделями, применяемыми для оценки ожидаемого риска, играет существенную роль. Анализ неопределенностей предусматривает определение изменений и неточностей в результатах моделирования, которые являются следствием отклонения параметров и предложений, применяемых при построении модели. Областью, тесно связанной с анализом неопределенностей, является анализ чувствительности. Анализ чувствительности подразумевает определение изменений в реакции модели на отклонения параметров модели.

Оценка неопределенности состоит из преобразования неопределенности критических параметров модели в неопределенность результатов в соответствии с моделью риска. Требования к полноте и точности оценки риска должны быть сформулированы настолько полно, насколько это возможно. Там, где это возможно, должны быть выявлены источники неопределенности. Это относится как к неопределенностям данных, так и к неопределенностям модели. Должно быть точно определены те параметры, к которым чувствителен анализ.

Проверка анализа должна осуществляться людьми, не привлеченными к участию в анализе. Проверки могут проводиться внутренними силами. Для проведения проверок могут использоваться сторонние организации.

Проверка должна включать в себя следующие этапы:

а) проверка соответствия области применения поставленным задачам;

б) проверка всех важных допущений для обеспечения уверенности в том, что они

являются правдоподобными в условиях имеющейся информации;

в) подтверждение аналитиком правильности использования методов, моделей и

данных;

г) проверка результатов анализа на повторяемость с привлечением персонала, не

участвующего в выполнении анализа;

д) проверка результатов анализа на устойчивость по отношению к различным

форматам данных.

При наличии соответствующей возможности рекомендуется сопоставлять результаты анализа с наблюдениями.

Отчет об анализе риска документально обосновывает процесс анализа риска и должен включать в себя либо план анализа риска, либо ссылки на него и результаты оценки опасности. Техническая информация, представленная в отчете, является важной частью процесса анализа риска. Оценки риска должны быть представлены в доступной форме. В отчете должны быть разъяснены преимущества и ограничения используемых критериев риска. Пояснение относительно неопределенностей, соответствующих риску, должны быть изложены на языке, понятном предлагаемому читателю.

Размер отчета зависит от целей и области применения анализа риска. В отчете, за исключением отчетов по очень простым видам анализа, должна быть отражена следующая информация:

а) краткое изложение анализа;

б) выводы;

в) цели и область применения анализа;

г) ограничения, допущения и обоснования предложений;

д) описание соответствующих частей системы;

е) методология анализа;

ж) результаты идентификации опасностей;

и) используемые модели, в том числе допущения и их обоснования;

к) использованные данные и их источники;

л) результаты оценки величины риска;

м) анализ чувствительности и неопределенности;

н) рассмотрение и обсуждение результатов (включая рассмотрение и обсуждение

трудностей исследования);

п) ссылки и рекомендации.

Источник: https://studopedia.su/15_164086_dokumentalnoe-obosnovanie.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *