Реальная сделка

Содержание

Четыре способа доказать реальность сделки, которую налоговики признали фиктивной

Фиктивность сделки и нереальность расходов – одна из самых частых претензий инспекторов. Обычно контролеры выдвигают ее, если у налогоплательщика есть контрагенты с сомнительными признаками. Мол, сделки с ними прошли лишь на бумаге, поэтому по ним нельзя ни получить вычеты НДС, ни признать расходы.

Чаще всего налогоплательщики защищаются, предъявляя правильно оформленную «первичку» и доказывая, что расходы были направлены на получение дохода. Но иногда в ход идут и более оригинальные аргументы. Анализ свежей судебной практики позволяет выделить четыре новые тенденции в доказывании реальности затрат.

Отказное решение третейского суда как аргумент в пользу компании

Некоторые общества пытаются доказать реальность сделки от противного. Для этого организация как бы соглашается с тем, что товары, работы или услуги не были получены, произведены или оказаны. И обращается в третейский суд с требованием признать сделку неисполненной по причинам, указанным налоговиками, а также взыскать с контрагента все полученное по ней.

Если у ответчика есть правильно оформленные первичные документы, то суд, скорее всего, подтвердит реальность сделки. Тем более что сам истец заинтересован в проигрыше спора.

Почему суд третейский, а не арбитражный? Дело в том, что третейский суд можно создать самостоятельно для рассмотрения конкретного спора или же он может действовать на постоянной основе при каком-либо юрлице (ст. 3 Федерального закона от 24.07.02 № 102-ФЗ «О третейских судах»). По соглашению сторон такая структура может рассматривать любой спор, касающийся гражданских правоотношений (п. 1 ст. 1 закона № 102-ФЗ). В итоге решение будет получено гораздо быстрее и его содержание можно с большой долей вероятности спрогнозировать.

Для создания третейского суда, который решит конкретный спор, стороны выбирают туда нечетное количество членов. Хотя бы один из них должен иметь высшее юридическое образование – он становится председателем (п. 2 ст. 8 закона № 102-ФЗ). Плюс стороны совместно в письменной форме оговаривают порядок работы суда, принятия им решения по делу и выплаты вознаграждения судьям.

Конечно, решения третейского суда имеют силу только для сторон спора (ст. 31 закона № 102-ФЗ). Налоговый орган таковой не является. Кроме того, третейский суд в этой ситуации сделает выводы лишь о реальности сделки, никак не касаясь вопросов налогообложения.

Поэтому, несмотря на имеющееся решение, арбитражный суд примет дело к производству. Причем в ходе его рассмотрения государственные судьи вовсе не обязаны безоговорочно соглашаться с коллегами (к примеру, постановление Президиума ВАС РФ от 03.04.07 № 14715/06).

Но, как показывает практика, наличие третейского решения – очень сильный аргумент. Арбитражный суд не может просто проигнорировать его. Поэтому налоговикам, скорее всего, придется сначала оспаривать решение третейского суда, а только потом продолжать дело в арбитраже. А это сделать намного сложнее, чем просто сослаться на то, что контрагент обладает признаками однодневки, следовательно, не мог исполнить сделку.

Так, в деле, рассмотренном Федеральным арбитражным судом Московского округа, одним из доказательств реального характера отношений было решение третейского суда (постановление от 12.03.10 № КА-А41/1727-10). Налоговики обвиняли организацию в том, что безнадежный долг контрагента, который она включила в расходы, был создан искусственно. Однако налогоплательщик указал, что реальность задолженности признана решением третейского суда, и это стало решающим аргументом в деле.

Помог такой документ и в деле, которое рассматривал Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в постановлении от 04.08.08 № Ф04-4634/2008(8957-А46-40). Суд принял во внимание наличие решения третейского суда в качестве доказательства реальности правоотношений с однодневкой, расходы по которым налоговики признавать отказывались.

Несмотря на действенность этого довода, у налоговиков есть еще одна возможность оспорить сделку. Подать в арбитраж иск о признании сделки нарушающей основы правопорядка и морали. Мол, она направлена на уклонение от уплаты налогов, поэтому является аморальной (определение КС РФ от 08.06.04 № 226-О, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30.05.07 № КГ-А40/13293-06). В этом случае третейское решение по поводу реальности сделки аргументом в пользу компании уже быть не может.

Но компания может снова обратиться в третейский суд с требованием признать сделку противной основам правопорядка и нравственности. И снова проиграть дело. Однако исход такого дела в арбитражном суде, в силу расплывчатости рассматриваемых им понятий, предсказать уже труднее.

Последующие операции с имуществом подтвердят реальность его приобретения

Если налоговики оспаривают реальность сделки с материальными объектами или имущественными правами, возможен иной подход к защите. В частности, это касается материалов, товаров, основных средств, ценных бумаг, нематериальных активов и т. д. В качестве аргумента суду можно представить сведения о дальнейшей судьбе этого имущества или прав. Ведь если налогоплательщик использовал их в производстве, продал или владеет ими до сих пор, то сделка по их приобретению явно была реальной.

Этот же аргумент может сработать как для доказательства реальности расходов, так и при защите права на вычет НДС.

Так, в деле, рассмотренном постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 11.03.10 № КА-А40/1399-10, налоговый орган отказал компании в вычете по НДС, посчитав сделки с сомнительными контрагентами нереальными. Однако судьи указали, что по дальнейшей реализации товара, полученного от однодневок, инспекция начислила НДС. Следовательно, она не сомневается в том, что имущество действительно находилось какое-то время в собственности проверяемого общества.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в аналогичной ситуации также отметил, что начисленный НДС при последующей перепродаже спорного товара налоговым органом был принят и не оспаривался (постановление от 01.07.10 № А55-29852/2009).

В постановлении от 09.03.10 № 15574/09 Президиум ВАС РФ рассмотрел дело, где налоговики ссылались на нереальность приобретения лизинговой компанией имущества. Однако общество предоставило суду доказательства того, что этот объект был получен, оплачен и передан в дальнейшем в лизинг. Причем лизингополучатель исправно платит деньги за использование этого актива, что было бы странным, если бы объекта в реальности не существовало. Суд счел такие аргументы вполне убедительными.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в постановлении от 17.04.09 № А06-149/2008 пошел еще дальше. Судьи указали, что при исключении из расходов стоимости имущества ввиду нереальности его приобретения нереальной становится и его дальнейшая реализация. Следовательно, налоговики должны были исключить из доходов суммы, полученные налогоплательщиком в результате такой продажи. А поскольку они этого не сделали, значит, в существовании объектов они на самом деле не сомневаются.

Аналогичные выводы содержатся в постановлениях федеральных арбитражных судов Московского от 02.06.10 № КА-А40/5112-10, Поволжского от 30.04.10 № А57-3530/2008, Северо-Кавказского от 17.09.09 № А53-5607/2008-С5-14 округов.

Фиктивное основное средство нельзя облагать налогом на имущество

Парадоксальная ситуация складывается, когда налоговики при проверке отказывают в признании амортизационных отчислений по основному средству, ссылаясь на фиктивность его покупки. Но в то же время соглашаются с начислением налога на имущество по этому же объекту. Получается, инспекторы облагают налогом то имущество, в реальности существования которого они сомневаются. Этот факт может стать аргументом в пользу организации.

Одна из компаний попросила Минфин России дать письменные пояснения по похожей ситуации. В письме от 21.07.10 № 03-03-06/1/477 чиновники затруднились разрешить противоречие, по сути, не ответив на вопрос, а приведя лишь общие ссылки на нормативную базу.

Представляется, что контраргумент у налоговиков есть только один. Пока не доказана фиктивность расходов, произведенных на то или иное имущество, объект считается реально существующим. Мол, поэтому налог на имущество они не оспаривают.

Но после проверки, в результате которой контролеры сами исключили расходы на покупку основного средства, нет никаких оснований продолжать облагать спорный объект налогом. Ведь, по мнению налоговиков, он никогда не приобретался обществом. По крайней мере, за ту сумму, что указана в качестве первоначальной стоимости.

Тем более, что проверяющие обязаны выявлять все искажения налоговой базы, которые привели не только к образованию недоимки, но и к переплате налога в бюджет.

В сложившейся ситуации у компании есть основания потребовать возврата излишне уплаченного налога на имущество. Или же использовать факт его уплаты как аргумент в суде.

Сторонний эксперт докажет обоснованность расходов

В ряде случаев, когда налоговики оспаривают не реальность расходов, а доказывают искусственное завышение их стоимости, эффективной мерой защиты может стать привлечение стороннего эксперта. То есть специалиста, обладающего соответствующими знаниями и доказательствами наличия таких знаний: дипломами, сертификатами и опытом работы.

Суд может сам приглашать экспертов для участия в производстве по делу по требованию одной из сторон (ст. 82 Арбитражного процессуального кодекса). Экспертизу может проводить как сотрудник государственного экспертного учреждения, так и негосударственный эксперт (п. 1 и 2 постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.06 № 66). Но и отказ суда назначить экспертизу не лишает налогоплательщика права обратиться к специалисту самостоятельно.

В налоговых спорах не так часто встречаются ссылки на экспертные заключения, поскольку эта процедура обычно стоит недешево. Хотя в случае выигрыша расходы можно будет взыскать с налогового органа.

Чтобы результат экспертизы стал действенным аргументом, перед экспертом ставятся такие вопросы, ответы на которые будут заведомо в пользу компании. К примеру, дадут представление о том, что за услуга была приобретена и какая от этого получена экономическая выгода. Тогда инспекторам вряд ли будет что ответить на аргументы экспертизы.

Например, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа рассматривал такое дело. Налоговики оспаривали размер расходов на ремонт, подозревая их завышение с помощью однодневок. Однако организация представила суду заключение эксперта, согласно которому реальная стоимость выполненного ремонта не только не была меньше, но даже превысила сумму расходов, отнесенную обществом на затраты. В результате суд принял решение в пользу общества (постановление от 30.06.10 № А32-21388/2009-5/183).

Аналогичная ситуация была рассмотрена и в определении ВАС РФ от 26.04.10 № ВАС-5147/10. Она касалась расходов на ремонт и реконструкцию арендованного имущества. Грамотно оформленная «первичка» и заключение эксперта не дали оснований передать дело на рассмотрение Президиума ВАС РФ. Выигрыш остался за налогоплательщиком.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в постановлении от 06.09.10 № А38-3439/2009 рассмотрел спор о том, являются ли произведенные обществом работы ремонтом или реконструкцией основного средства. И здесь компании удалось отстоять выгодную для себя точку зрения, передав суду соответствующее заключение независимого эксперта.

Источник: http://www.NalogPlan.ru/article/2203-chetyre-sposoba-dokazat-realnost-sdelki-kotoruyu-nalogoviki-priznali-fiktivnoy

>Как доказать реальность сделки

Что проверяют налоговики

Алгоритм действий налоговых органов при проверке сделки достаточно прост. Сначала проверяется сама фирма: действительно ли то лицо, которое фигурирует в документах как руководитель организации, является таковым; соответствуют ли эти сведения данным из ЕГРЮЛ и т.п. На следующем этапе проверяются фактические обстоятельства совершения сделки: имелись ли у сторон силы и средства для выполнения взятых на себя обязательств (персонал, транспорт, помещения и т.п.).

Собственно, отталкиваясь от этого алгоритма, и надо строить стратегию документального противодействия попыткам инспекторов признать сделку совершенной только на бумаге.

Что советует ВАС

Дела, касающиеся мнимых, то есть совершенных только для вида сделок (ст. 170 ГК РФ), неоднократно доходили до Высшего арбитражного суда. По итогам рассмотрения одного из таких дел, Президиум ВАС РФ вынес постановление от 25.05.10 № 15658/09, в котором дал своеобразную шпаргалку по проверке контрагентов. Налогоплательщикам рекомендуется проверять у контрагентов наличие необходимого имущества, материальных и трудовых ресурсов, лицензий, требующихся для выполнения обязательств по договору. Не лишним будет предварительно оценить деловую репутацию, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и обеспечение их исполнения.

Правда, при этом ВАС РФ не указал, какими именно документами должны подтверждаться данные факты. Да и получение таких документов далеко не всегда находится в компетенции бухгалтера. Тем не менее, довести эту информацию до руководства не помешает.

Напомним, также, что проверить, обладает ли потенциальный контрагент признаками фирмы-однодневки, можно с помощью сервиса «Контур-Фокус». Данный сервис позволяет всего за несколько минут узнать, о том, что фирма расположена по адресу массовой регистрации либо имеет «массового» директора или учредителя.

Документы, подтверждающие реальность

Напомним, что в этой статье мы говорим не о тех документах, которые специально запрашиваются у контрагентов до или после совершения сделки, а о тех, которые имеются в бухгалтерии, или бухгалтер может стать инициатором их создания или получения.

Итак, начнем. Понятно, что по реальной сделке в бухгалтерии должны иметься платежные документы, подтверждающие, что средства действительно переводились. Эти документы уже могут стать весомым доказательством того, что сделка прошла не только на бумаге.

Также в бухгалтерии могут быть банковские выписки движения денег по счетам поставщиков и подрядчиков. Такие выписки обычно предоставляются при сверке расчетов и закрытии сделок. Из этих выписок можно почерпнуть немало информации. Самое важное, убедиться, что оплата по сделке действительно была получена контрагентом. Также этот документ может свидетельствовать о том, что по счету были и другие операции, с другими контрагентами. Это подтверждает, что фирма не однодневка и создана не для одной операции.

Кроме того, если выписка развернутая, то из нее можно увидеть, что контрагент выполняет свои обязательства по аналогичным сделкам, заключенным с другими организациями; закупает товары, работы или услуги, необходимые для исполнения договорных обязательств и т.п. И даже, что он уплачивает налоги.

Все эти факты являются косвенным подтверждением реальности сделки. На их основании можно отстаивать расходы по налогу на прибыль и вычеты по НДС, даже в том случае, если руководитель организации-контрагента оказался подставным лицом, либо фирма была создана по подложным или потерянным документам (п. 1 ст. 252, п. 2 ст. 169 НК РФ, постановления ФАС Московского округа от 01.08.11 № КА-А40/7974-11-2 и от 05.09.11 № А41-10472/10).

Эффективность – запретный прием

Иногда инспекция, отчаявшись найти доказательства нереальности сделки, ссылается на то, что операция экономически нецелесообразна. Дескать, товары можно было купить без посредников, доставку можно было осуществить более дешевым транспортом и т.д.

Подобные споры доходили до Конституционного суда, который четко указал: полномочия по оценке эффективности и целесообразности сделок имеет только налогоплательщик. В налоговом законодательстве эти термины не используются, и оно не направлено на то, чтобы регулировать эффективность хозяйственной деятельности. Поэтому у налоговых инспекторов нет права оценивать результаты деятельности налогоплательщика по критериям целесообразности, рациональности или эффективности (определения КС РФ от 04.06.07 № 366-О-П и № 320-О-П).

Для купли-продажи – учет

Разобравшись с общим перечнем документов, которые могут подтверждать реальность любой сделки, остановимся на документах, которые составляются при совершении основных видов договоров, заключаемых в хозяйственной деятельности. Речь идет о договорах купли-продажи, подряда и оказания услуг. Начнем с первого.

По договорам, связанным с приобретением товаров, реальность сделки можно подтвердить документами, фиксирующими дальнейшую судьбу купленных материальных ценностей. Если это товары для перепродажи, то для подтверждения сделки пригодятся договоры и накладные, по которым производилась дальнейшая отгрузка товаров. Если это сырье, то желательно иметь документы об отпуске в производство и т.п.

Также для доказывания реальности сделки можно использовать документы, подтверждающие, что товар действительно поступал в распоряжение организации. Например, это могут быть складские квитанции и прочие отчетные формы по складу; материальные пропуска, по которым товар ввозился на территорию предприятия или вывозился с нее; накладные о передаче товара ответственным лицам и т.п. Судьи считают подобные документы доказательствами реальности сделки (постановление ФАС Московского округа от 05.09.11 № А41-10472/10).

Для работ – калькуляция

Несколько иначе обстоит дело с договорами подряда. Тут все зависит от того, что явилось результатом выполнения работ. Если в качестве такового выступает физический объект, который можно использовать как товар, сырье или для собственных нужд компании, то подтвердить реальность сделки проще всего документами, отражающими дальнейшую судьбу результата работ.

Если же по договору подряда приобретались работы, результат которых отдельно материализовать нельзя (например, работы по погрузке-разгрузке, монтажу и т.п.), то реальность подобного договора подтвердить сложнее. Понятно, что в любом случае понадобится подписанный сторонами акт приемки работ. Но, обычно, одного этого документа недостаточно. Для подтверждения сделки желательно иметь всевозможные калькуляции, промежуточные акты, служебные записки и т.п., из которых можно четко понять, какого рода работы производились, зачем они были нужны и как их результат использовался в общей операционной деятельности организации. Соответственно бухгалтер, принимая документы по такому договору, может заранее, не дожидаясь проверки, инициировать составление и получение таких бумаг, и тем самым значительно повысить налоговую безопасность операции.

Для услуг – отчет

Самым сложным с точки зрения подтверждения реальности является договор возмездного оказания услуг. Связано это с тем, что результаты оказания услуг нематериальны и в большинстве случаев существуют в буквальном смысле только на бумаге (речь идет о всевозможных отчетах, актах и т.п.). Поэтому данные документы надо составлять как можно подробнее. Так, если услуга предполагает наличие хоть какого-то материального результата – базы данных, отчета, презентации и т.п., то этот результат обязательно надо передавать по акту. При этом нужно указать, что база данных, отчет и проч. являются результатом выполнения обязательств по договору (с указанием реквизитов).

Также подтверждать реальность договора оказания услуг могут документы, из которых следует, что результаты реально использовались в производственной деятельности организации. Такими документами, в частности, могут быть внутренние приказы по организации. Например, если приобретались услуги по кадровому консалтингу, то реальность сделки можно подтвердить как отчетом консалтинговой компании, так и приказами о введении системы мотивации или изменении организационной структуры предприятия в соответствии с рекомендациями, данными в отчете. В таком случае бухгалтер может не только инициировать издание подобных приказов, но и проследить, чтобы в «шапке» приказа было прямо указано, что он издан на основании отчета консалтинговой компании. Копию такого приказа нужно будет приложить к договору.

Аналогичным образом надо поступать с другими подобными услугами – маркетинговыми, рекламными и т.п. – везде фиксировать результаты, получаемые от исполнителей, а также мероприятия, проводимые в связи с этим внутри организации. По образовательным услугам можно посоветовать вести видеозапись обучения, проводимого сторонней компанией и сохранять данные видеозаписи на случай спора. Все это также позволит существенно снизить налоговые риски.

Источник: https://www.Buhonline.ru/pub/beginner/2012/4/5920

Как доказать реальность сделки при проверке и в суде

Главная — Статьи

Представьте: сторонняя компания выполнила для вашей какие-либо работы, вы учли расходы и приняли к вычету НДС. А налоговый орган решил, что на самом деле вы выполнили эти работы сами или нашли гастарбайтеров, которые чуть ли не бесплатно вам все сделали. А ваш контрагент, указанный в документах, не мог выполнить работы, так как у него нет ни персонала, ни инструментов, ни материалов (Пункты 4, 5, 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53). То есть сделка с ним — нереальная. А значит, вычет НДС, предъявленного этим контрагентом, и уменьшение налогооблагаемой прибыли на расходы — необоснованная налоговая выгода.
Вы представили документы, подтверждающие расходы и вычет НДС? В ответ налоговый орган выложил свои козыри, к примеру:
— протокол допроса директора-бомжа;
— заключение эксперта о том, что все подписи на представленных вами документах контрагентов липовые;
— письмо инспекции по месту учета вашего контрагента о том, что он отчетность не сдает и налоги не платит.
Вы говорите, что перечисляли деньги контрагенту? Инспекторы объясняют это вашим желанием придать сделке видимость реальности.
Придется доказывать, что сделка реальная. Ведь если вам это удастся, то не будут иметь никакого значения даже доказательства вашей (или ваших контрагентов) недобросовестности (Письмо ФНС России от 24.05.2011 N СА-4-9/8250; Постановления Президиума ВАС РФ от 09.03.2010 N 15574/09, от 25.05.2010 N 15658/09).

Доказываем приобретение и перевозку товара

Перевозочные или товаросопроводительные документы неоднократно помогали организациям отстоять реальность своих сделок (Постановления ФАС МО от 26.05.2008 N КА-А40/3294-08; ФАС ВВО от 29.06.2009 по делу N А17-2257/2008-05-21). И наоборот, встречаются случаи, когда суд приходит к выводу об отсутствии доказательств реальности хозяйственных операций по приобретению товара, в числе прочего, из-за того, что налогоплательщик:
(или) не подтвердил доставку приобретенных товаров (Постановление ФАС ЗСО от 29.10.2007 N Ф04-7571/2007(39690-А03-25));
(или) не представил акты инвентаризации (Постановление ФАС УО от 28.07.2010 N Ф09-5853/10-С2).
Поэтому будем доказывать реальность сделки этими способами.
Способ 1. Проводим инвентаризацию
Договор купли-продажи, документы, доказывающие оприходование, оплату, и все остальные документы, которыми вы запаслись, проявляя «должную осмотрительность и осторожность» (Пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53), могут не сработать, если гендиректор поставщика скажет, что на документах стоит не его подпись, и это окажется правдой (Постановление Президиума ВАС РФ от 11.11.2008 N 9299/08). Поэтому полезно иметь результаты инвентаризации, которые докажут наличие у вас товара в проверяемый период.
Инвентаризацию вы проводите (во всяком случае, должны проводить) регулярно (Пункты 1, 2 ст. 12 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете»; п. 1.5 Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утв. Приказом Минфина России от 13.06.1995 N 49). И ее результаты подтверждают, что в проверяемый период товар у вас был.
Если же в тот период инвентаризацию вы не проводили, вы можете провести ее сейчас. И показать, что реальные остатки товара на складе соответствуют остаткам товара по документам. Это будет означать, что сомнительный с точки зрения налоговиков товар был оприходован на склад и либо продан, либо до сих пор там находится.
Способ 2. Собираем перевозочные документы
Вам будет намного проще убедить самих налоговиков или в конце концов судей в реальности сделки, если у вас будут:
— договоры перевозки приобретенного товара или договоры транспортной экспедиции (Статьи 785, 801 ГК РФ), ТТН, пропуск на территорию, если въезд и выезд фиксируется;
— документы об оплате по этим договорам.
Если же вы доставляли товар сами, то могут помочь путевые листы и документы, подтверждающие приобретение ГСМ.
Способ 3. Запасаемся свидетельскими показаниями
Доказать реальность сделки помогут свидетельские показания, в которых будет указано: «Да, грузовики приезжали, я ворота открывал, пропуск оформлял, видел, как товар разгружали» (Постановление ФАС ВВО от 29.06.2009 по делу N А17-2257/2008-05-21). Но как-то повлиять на вызов свидетелей налоговиками вы не можете (Подпункт 12 п. 1 ст. 31, ст. 90 НК РФ). А вот в арбитражном суде это возможно. И это стоит делать (Статьи 54, 56, 88 АПК РФ), ведь свидетельские показания помогают доказать реальность не только поставки товаров, но и выполнения работ и оказания услуг.
Чем больше свидетелей — тем лучше. Ведь чем больше вы представите доказательств, тем перспективней для вас налоговый спор.
К сожалению, не все наши арбитражные суды готовы возиться со свидетелями. Но вы не стесняйтесь пользоваться своими правами и заявляйте ходатайства о вызове свидетелей для участия в арбитражном процессе (Часть 1 ст. 88 АПК РФ).
В ходатайстве надо указать, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, может подтвердить свидетель. Подойдет, например, такая формулировка.

Просим суд допросить в качестве свидетеля Иванова Владимира Владимировича, проживающего по адресу: 127591, Москва, ул. Дубнинская, д.48, к. 1, кв. 23, работавшего на складе в период с 18.10.2008 по 27.02.2009 и принявшего товары, поступившие по договору от 15.12.2008 N 34-д между Заявителем и ООО «Риск».

Совет
Если вам приходится представлять интересы организации в суде самостоятельно, без помощи юриста, подавайте все ходатайства письменно. Ведь судьи могут отклонить ваши устные ходатайства о вызове свидетелей и не отразить в протоколе заявление таких ходатайств, а значит, у вас не будет шанса обжаловать отказ (Пункт 6 ч. 2 ст. 155 АПК РФ).

Письменные ходатайства лучше подавать через канцелярию, чтобы судья не мог от них отмахнуться и был вынужден как-то реагировать на них. Порой судьям проще опросить пару-тройку свидетелей, чем писать обоснование, почему они отклонили ваше ходатайство.
Так как судья может отказать вам в вызове свидетелей в арбитражный суд, вы вправе заранее отвести их к нотариусу, чтобы он их опросил (Статьи 102, 103 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, утв. ВС РФ 11.02.1993 N 4462-1). В таком случае в суд вы принесете уже заверенные нотариусом протоколы опросов и попросите судью приобщить их к материалам дела как письменные доказательства (Постановления Тринадцатого ААС от 27.04.2011 по делу N А56-5843/2011; Восемнадцатого ААС от 07.10.2010 N 18АП-8421/2010).
В крайнем случае сгодятся и протоколы опроса свидетелей, составленные адвокатом (Подпункт 2 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). К сожалению, для судей цена этих показаний может оказаться ниже, чем цена показаний свидетелей, допрошенных налоговыми органами или судьей. Но бывает, что такие доказательства, как опросы адвоката, помогают выиграть спор с налоговым органом (Постановления ФАС ЦО от 19.11.2009 по делу N А48-3694/08-6; Девятого ААС от 14.09.2010 N 09АП-20790/2010-АК).

Доказываем выполнение работ или оказание услуг

Основная рекомендация: не ленитесь составлять документы! Допустим, сняла вам налоговая инспекция расходы и НДС по внутренней отделке здания. Не теряйтесь, делайте как можно больше расчетов. Какой объем работ был выполнен вашими работниками, какой объем работы ваши работники физически не могли выполнить и вам пришлось привлечь исполнителей со стороны. Опять же, вызовите свидетеля-сторожа, пусть скажет, что да, приходила на объект бригада, но не те мастера, которые работают в фирме постоянно, а другие.
Что же касается услуг, то судам очень сильно надоело оценивать реальность их оказания. Взять хотя бы всеми любимые маркетинговые исследования. Поверьте, опытному инспектору и судье с первой страницы отчета об оказании услуги видно, липа это или нет.
Чтобы доказать реальность услуг, вы должны показать инспекции (суду), каким образом вы такие услуги использовали. Не должно быть так, что вам за миллион рублей провели маркетинговое исследование, какие товары на рынке востребованы, какие — нет, а вы после этого вообще ничего не сделали. Соберите хотя бы совещание, составьте протокол, издайте приказ, изложите в этих документах выводы, к которым вы пришли благодаря проведенному маркетинговому исследованию, сформулируйте приблизительные планы на будущее развитие бизнеса.

Источник: http://www.pnalog.ru/material/dokazat-realnost-sdelki-pri-proverke-v-sude

Генезис

Актуальность вопроса о реальности сделок и хозяйственных операций в налоговом праве России возникла не на пустом месте – формированию этого критерия (требования) к операциям налогоплательщика предшествовала длительная история.

Изначально, с момента возникновения новой российской государственности, в налоговом праве России нормы, требовавшие от налогоплательщиков совершать только реальные сделки и операции, отсутствовали.

Борьба налоговых органов со злоупотреблениями налогоплательщиков, связанными с предоставлением фиктивных документов в подтверждение мнимых, совершенных лишь для вида операций и сделок, началась еще в 1990-е гг. и сопровождалась постоянным обращением к нормам Гражданского кодекса РФ, в частности к п. 1 ст. 170 ГК (мнимые сделки).

Кульминацией этой борьбы стали следующие акты толкования российского законодательства о налогах и сборах, в которых было разъяснено:

1) под фактически уплаченными поставщикам суммами налога подразумеваются реально понесенные налогоплательщиком затраты (в форме отчуждения части имущества в пользу поставщика) на оплату начисленных поставщиком сумм налога (Постановление Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2001 г. № 3-П);

2) обладающими характером реальных и, следовательно, фактически уплаченными должны признаваться суммы налога, которые уплачиваются налогоплательщиком за счет собственного имущества или денежных средств. При этом передача собственного имущества (в том числе ценных бумаг, включая векселя, и имущественных прав) приобретает характер реальных затрат на оплату начисленных поставщиками сумм налога только в том случае, если передаваемое имущество ранее было получено налогоплательщиком либо по возмездной сделке (и на момент принятия к вычету сумм налога полностью им оплачено), либо в счет оплаты реализованных (проданных) товаров (выполненных работ, оказанных услуг) (Определение КС РФ от 8 апреля 2004 г. № 169-О);

3) налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком не в связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Суд устанавливает наличие разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (п. 4, 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 октября 2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», далее – Постановление № 53).

Таким образом, особое внимание КС РФ и ВАС РФ в рамках исследования правовой природы и существа сделок налогоплательщика для целей налогообложения всегда уделяли вопросу реальности затрат налогоплательщика для целей налогообложения, что вытекает из принципа экономической обоснованности налога, закрепленного в п. 3 ст. 3 и ст. 252 НК РФ.

Критерий реальности – проявление более общей доктрины приоритета существа над формой. При его применении к (по реальному содержанию отсутствующим, но «на бумаге» – присутствующим) фиктивным, мнимым сделкам и операциям налогоплательщика (т. е. операция «имеет форму без экономического содержания») изменяются налогово-правовые последствия совершения указанных сделок и операций: налоговым органом доначисляются недоимки, пени и штрафы по налогам, при этом гражданско-правовая квалификация сделки и исполнения по ней (операций по сделке) не изменяется.

Законодатель воспринял сложившиеся в судебной практике разъяснения и в дальнейшем их придерживался, что нашло отражение в следующих нормах права:

1) каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом. Не допускается принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни, в том числе лежащие в основе мнимых и притворных сделок (п. 1 ст. 9 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете»);

2) не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика (п. 1 ст. 54.1 НК РФ, введенной Федеральным законом от 18 июля 2017 г. № 163-ФЗ);

3) обязательство по сделке (операции) должно быть исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону, – как второе условие, соблюдая которое налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате налога (подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ).

Другими словами, на сегодняшний день в НК РФ, судебной доктрине и практике закреплена обязанность налогоплательщика соблюдать принцип (критерий, требование) реальности при совершении сделок и операций для целей налогообложения.

Типовой пример нереальной операции

Для окончательного уяснения ситуации следует привести классический пример злоупотребления по мотиву нереальности, связанного с оформлением и созданием видимости совершения «реальной операции».

Автором статьи такие примеры уже приводились для «АГ-Эксперт». По указанной ссылке желающие могут ознакомиться с материалом подробнее.

Для целей настоящей статьи уместно процитировать один из примеров злоупотребления, связанного с нереальностью операций, здесь:

«…Обществом “А” заявлен налоговый вычет НДС и использовано право на учет расходов по операции закупки рекламно-маркетинговых услуг у общества “Б”. В ходе проверки налоговый орган выявляет, что “Б” оказало услуги в меньшем объеме, чем декларируемый, или не оказывало их вовсе. Например, услуги по размещению рекламы на сайте, которые заявлены в акте к договору, не подтверждены скриншотами, а согласно ответу владельца сайта на запрос инспекции реклама никогда у него не размещалась и существует лишь на бумаге».

Такие эпизоды всегда являются предметом особого внимания налоговых органов при проведении проверок.

Как налоговый орган устанавливает нереальность сделок и операций

Установление реальности сделок в рамках мероприятий налогового контроля является обязанностью налогового органа (п. 5 ст. 82 НК РФ).

Как указано в Письме Федеральной налоговой службы России от 31 октября 2017 г. № ЕД-4-9/22123@ «О рекомендациях по применению положений статьи 54.1 Налогового кодекса Российской Федерации» (далее – Письмо № ЕД-4-9/22123@), в рамках применения положений подп. 1 и 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ налоговому органу следует доказывать, что основной целью совершения налогоплательщиком сделки (операции) являлось не получение результатов предпринимательской деятельности, а получение налоговой экономии (при выявлении фактов несоблюдения условий, указанных в подп. 1 п. 2 ст. 54.1 НК РФ), и (или) что сделка (операция) не исполнена заявленным контрагентом, и налогоплательщик использовал формальный документооборот в целях неправомерного учета расходов и заявления налоговых вычетов по спорной сделке (операции) (при выявлении фактов несоблюдения условий, установленных в подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ).

Налоговые органы должны опровергать реальность спорной сделки (операции) посредством доказывания фактов исполнения обязательств по сделке (операции) иным лицом, нежели лицо, являющееся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

Исходя из разъяснений, содержащихся в указанном Письме, установление факта нарушения налогоплательщиком хотя бы одного из приведенных в п. 2 ст. 54.1 НК РФ условий является отдельным обстоятельством, при наличии которого налоговый орган отказывает налогоплательщику в учете расходов и вычетов (подп. 1 п. 2 ст. 54.1 НК РФ, если есть доказательства наличия у налогоплательщика основной цели совершения сделки (операции) – неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) налога (сбора), и (или) подп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ, если материалы проверки свидетельствуют, что товар (работа, услуга) предоставлены иным лицом, а не заявленным контрагентом).

Предмет доказывания

Исходя из подп. 2 п. 2 ст. 54.1, п. 1 ст. 122 НК РФ, в предмет доказывания по делам о привлечении к налоговой ответственности за неполную уплату сумм налога (сбора, страховых взносов) в результате занижения налоговой базы (базы для исчисления страховых взносов), иного неправильного исчисления налога (сбора, страховых взносов) или других неправомерных действий (бездействия) по мотивам отсутствия у налогоплательщика реальности исполнения обязательства по сделке (операции) лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону, будет входить установление налоговым органом факта исполнения обязательств по сделке (операции) иным лицом, нежели лицо, являющееся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону; и (или) доказывание фактов, свидетельствующих о том, что исполнение, предусмотренное спорной сделкой (операцией), выполнено проверяемым налогоплательщиком самостоятельно.

В этих случаях налоговые органы используют такие механизмы, как: получение пояснений от лиц, обладающих информацией об обстоятельствах заключения, совершения, исполнения сделки (операции); проведение осмотров территорий, помещений, документов, предметов с применением технических средств; сопоставление объема поставляемых товаров размеру складских помещений (территорий); инвентаризация имущества; анализ и воссоздание полного баланса предприятия (товарного баланса, складского учета и т.п.); истребование документов (информации), а в необходимых случаях проведение выемки документов (предметов), проведение экспертиз и другие.

Для целей установления фактов выполнения налогоплательщиком работ, услуг собственными силами основными доказательствами могут выступать: информация, прямо или косвенно подтверждающая данный факт, полученная посредством опросов должностных лиц проверяемого налогоплательщика, занятых на производстве; истребования документов (информации) у заказчиков и допросы их должностных лиц, лиц, осуществляющих технический надзор; выявления иных, «непроблемных», контрагентов, выполняющих для налогоплательщика аналогичные работы (услуги), с последующим проведением в отношении них контрольных мероприятий; исследования локальных актов об установлении пропускного режима охраняемых объектов, пропусков, журналов регистрации (Письмо № ЕД-4-9/22123@, Постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 23 октября 2017 г. № 08АП-12612/17 по делу № А75-2666/2017,Третьего арбитражного апелляционного суда от 28 апреля 2018 г. по делу № А33-13854/2017).

Кроме того, о необоснованности налоговой выгоды в связи с нереальностью операций могут свидетельствовать установленные налоговым органом обстоятельства, подтверждающие возможность влияния предпринимателя на условия и результат экономической деятельности, сделок, искусственность создания условий для использования налоговых преференций, согласованность и скоординированность действий между налогоплательщиком и его поставщиками/подрядчиками/зависимыми лицами либо подконтрольность «фиктивного» поставщика налогоплательщику.

О нереальности хозяйственной операции свидетельствуют и обстоятельства, перечисленные в п. 5 и 6 Постановления № 53, среди которых, в частности: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Разъяснения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ в Определении от 29 ноября 2016 г. № 305-КГ16-10399 по делу № А40-71125/2015 («дело ООО «Центррегионуголь») ориентируют налогового правоприменителя и налогоплательщика на учет действительного (реального) совершения тех хозяйственных операций, которые повлекли затраты налогоплательщика: «В силу взаимосвязанных положений пункта 1 статьи 252, статьи 313 Налогового кодекса при исчислении налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму расходов, произведенных им в связи с совершением хозяйственных операций, которые подлежат отражению в налоговом учете полно и достоверно. Таким образом, условием признания понесенных организацией расходов при исчислении налога на прибыль является действительное (реальное) совершение тех хозяйственных операций, которые повлекли затраты налогоплательщика… Применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость связывается с приобретением товаров (работ, услуг), их принятием к учету, реальность соответствующих хозяйственных операций также является необходимым условием для использования налоговых вычетов».

Доказывание. Рекомендации по доказательственной работе

В соответствии с п. 1 Постановления № 53 представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Конкретные рекомендации по оценке выполнения критерия реальности налогоплательщиком приведены в нескольких практикообразующих делах ВАС РФ и ВС РФ.

Особый интерес представляет дело № А71-13079/2010 (ОАО «Камский завод железобетонных изделий и конструкций»), в ходе рассмотрения которого Постановлением Президиума ВАС РФ от 3 июля 2012 г. № 2341/12 решения судов были отменены, дело направлено на новое рассмотрение. ФНС России установила недостоверность сведений, представленных налогоплательщиком в документах, являющихся основанием для снижения налоговой базы по налогу на прибыль, что подтверждает умысел на получение необоснованной налоговой выгоды (нерыночность цен на товары). Реальность сделок и использование закупленных товаров в производстве налогоплательщика налоговым органом не оспаривались. ВАС РФ указал, что в данном случае налоговый орган был обязан определять затраты при исчислении налога на прибыль исходя из рыночных цен.

Таким образом, при неоспаривании реальности операций налогоплательщика налоговый орган обязан, учитывая в том числе положения п. 7 ст. 31 НК РФ, осуществлять перерасчет понесенных налогоплательщиком затрат.

В Определении от 3 февраля 2015 г. по делу № A07-4879/2013 (ЗАО «Опытный завод Нефтехим») Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ указала, что «…вопрос реальности совершения обществом спорных операций по приобретению сырья у поставщика неразрывно связан с обстоятельствами реального существования спорного товара при совершении операций, в т. ч. с обстоятельствами использования им приобретенного сырья в своем производстве. Отсутствие доказательств реального существования товара, приобретенного и использованного обществом при изготовлении готовой продукции, может свидетельствовать о создании обществом посредством привлечения определенного поставщика бестоварной схемы в целях получения необоснованной налоговой выгоды в виде минимизации налоговых обязательств в отсутствие реальности поставки спорного сырья путем создания формального документооборота».

Без подтверждения реальности существования товара рассмотрение спорных операций в качестве имеющих реальное экономическое существо недопустимо.

По делу № A33-666/2013 (ЗАО «Горные машины») СКЭС ВС РФ Определением от 4 марта 2015 г. № 302КГ14-3432 признала недействительным решение налогового органа. В основу судебного акта были положены свидетельские показания, анализ отражения операций в налоговой и бухгалтерской отчетности, который на самом деле подтверждал реальность спорных операций и наличие в них экономического смысла по приобретению обществом товара у поставщика.

Как отмечается в практике арбитражных судов округов, право на вычет возникает у налогоплательщика при условии фактической, реальной оплаты суммы налога продавцу за реально выполненные работы, услуги, реально переданные товары (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21 августа 2014 г. № Ф09-4820/14 по делу № А60-41000/2013).

Таким образом, ввиду двустороннего характера реальности операций (реальная передача товара, выполнение работ, оказание услуг, а также реальность оплаты либо иного встречного предоставления) в рамках процесса доказывания налогоплательщику необходимо предоставить подтверждения их действительного совершения. Указанные выводы в судебной практике сложились еще на заре применения критерия реальности (Постановления ФАС Московского округа от 13 апреля 2010 г. № КА-А41/3420-10 по делу № А41-27133/2009, ФАС Поволжского округа от 17 сентября 2013 г. № Ф06-7842/13 по делу № А65-30369/2012, ФАС Волго-Вятского округа от 7 августа 2013 г. по делу № А29-8502/2012). В частности, факт реальности может быть подтвержден следующими доказательствами:

  • первичные учетные документы, представленные налогоплательщиком (товарные накладные, акты выполненных работ / оказанных услуг, приемо-сдаточные акты, акты сверки, акты приемки, складские свидетельства);
  • свидетельские показания лиц, причастных к совершаемым сделкам, в частности подписывающих первичные документы;
  • платежные поручения.

Таким образом, совокупность указанных доказательств позволит налогоплательщику обосновать факт реальности совершенных операций и оспорить тем самым незаконное решение налогового органа о доначислении налогов.

Из проанализированного следует, что для подтверждения реальности хозяйственных операций (в частности, закупки товаров и услуг), совершенных налогоплательщиком, фактического экономического существования спорных операций возможно использование следующих доказательств: документов складского учета организации, товарных, товаро-транспортных и внутризаводских накладных; книги покупок и продаж, книги входного контроля товаров; фактов пропусков транспорта (собственного, перевозчиков или контрагентов) на территорию имущественного комплекса налогоплательщика, маршрутных карт движения сырья и путевых листов; документов, подтверждающих дальнейшую реализацию произведенной из приобретенного налогоплательщиком сырья продукции (или свидетельствующих о перепродаже закупленных товаров или услуг), свидетельских показаний работников налогоплательщика и его контрагентов; платежных документов налогоплательщика и его контрагентов; банковских выписок о движении денежных средств на счетах проверяемого и его спорных поставщиков (подрядчиков).

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/realnost-sdelok-i-khozyaystvennykh-operatsiy-v-nalogovom-prave/

>ВАС РФ по-новому взглянул на налоговые последствия недействительных сделок

Недействительные сделки…

Гражданский кодекс, говоря о недействительных сделках, делит их на два типа: ничтожные и оспоримые (ст. 166 ГК РФ). Главное отличие между ними чисто юридическое – ничтожная сделка является недействительной с момента ее заключения, независимо от принятия судом решения о ее недействительности. Тогда как недействительность оспоримой сделки подтверждает именно суд. Но это в теории.

На практике же и в том, и в другом случае заинтересованным лицам приходится обращаться в суд. Поэтому в действительности разница между двумя видами недействительности сделок состоит в том, какое именно требование предъявляется суду. По ничтожным сделкам – это требование о применении последствий ничтожности сделки, а по оспоримым сделкам – о признании сделки недействительной и применении последствий этой недействительности.

Но это, как мы уже сказали, чисто юридические тонкости. Бухгалтеру же важно знать, что по ГК РФ недействительная сделка – как оспоримая, так и ничтожная – не влечет для ее сторон никаких юридических последствий, кроме тех, которые непосредственно связаны с ее недействительностью. Также важно, что недействительная сделка недействительна всегда с момента ее заключения (п. 1 ст. 167 ГК РФ).

Последствия недействительности сделки, в большинстве случаев таковы: каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. Проще говоря, стороны должны оказаться в том же положении, которое было на момент заключения сделки. В тех же случаях, когда возвратить полученное по сделке уже невозможно (например, товары перепроданы или использованы в производстве), возмещение может производиться деньгами (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Важно также понимать, что за неисполнение недействительной сделки (непоставку продукции, невыполнение работы и т.п.) ответственность наступать не может.

…и действительные налоги

Итак, наш небольшой экскурс в гражданско-правовую часть вопроса закончен. Из него, думаю, понятен основной посыл законодателя: недействительная сделка как бы не существует изначально. Такой подход долгое время позволял специалистам по налогам говорить, что соответствующую логику нужно применять и к налоговым последствиям недействительности сделки. То есть, налоговую составляющую нужно также вернуть в то состояние, которое было до подписания недействительного договора – восстановить суммы расходов и НДС, принятого к вычету или обратиться в инспекцию с заявлением о возврате излишне уплаченных сумм.

Однако Президиум ВАС РФ в упомянутом нами письме занял прямо противоположную позицию. Суд указал, что само по себе признание сделки (напомним, что в письме речь идет о договоре купли-продажи недвижимости) недействительной и возложение на стороны обязанности вернуть друг другу все полученное по сделке, не означает, что и налоговой составляющей будет придан статус-кво. Связано это с тем, что, по мнению судей, к налоговым последствиям приводят не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые для их исполнения финансово-хозяйственные операции. Именно эти операции (а не сами сделки) организации отражают в бухучете.

Далее, на основании данных бухучета по итогам налогового или отчетного периода формируется финансовый результат. И уже этот результат, исходя из смысла статьи 54 НК РФ, облагается тем или иным налогом.

Таким образом, налоговые последствия связаны с гражданско-правовой сделкой не напрямую, а опосредовано – через реальные хозяйственные операции. Именно поэтому при признании сделки купли-продажи недвижимости недействительной продавец, хотя и получает недвижимость обратно, не обязан восстанавливать в бухгалтерском учете сведения о ней на дату первоначальной реализации. Эти данные попадут в его бухучет на дату фактического возврата имущества. И применительно к налогу на имущество, как указал Президиум ВАС РФ, это значит, что только с момента фактического возврата имущества несостоявшийся продавец вновь станет плательщиком налога на имущество в отношении «неудачно проданного» здания.

Налоги на возвращенное имущество

Наконец, еще один немаловажный момент: надо ли платить налоги, связанные с самим фактом возврата имущества по сделке, признанной недействительной? Ведь формально такой возврат вполне соответствует определению реализации, данному в статье 39 НК РФ.

Если следовать той логике, которую применил Президиум ВАС РФ, то возврат имущества в связи с признанием сделки недействительной – такая же хозяйственная операция, которая отражается в бухгалтерском учете обеих сторон. А значит, влечет налоговые последствия.

Другими словами, возврат облагается НДС и налогом на прибыль. Это, кстати, выводит, что называется, «в ноль» по этой сделке не только стороны, но и бюджет. То есть, тот факт, что Президиум ВАС РФ решил «не трогать» налоги, уплаченные в связи с изначальной передачей имущества, как раз и нивелируется их начислением и принятием к вычету (учетом в расходах) при возврате такого имущества.

*»Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 30 Налогового кодекса Российской Федерации».

Источник: https://www.Buhonline.ru/pub/comments/2012/1/5622

Кто и что должен доказывать

Если контрагент, с которым фирма имела финансовые дела, признан недобросовестным (иными словами, относится к числу «однодневок»), проверок налоговых органов не избежать. Инспекторы будут рассматривать каждую сделку на предмет получения неправомерной налоговой выгоды. При этом они изучают:

  • движение денежных и товарных потоков (ведет ли фирма деятельность или только «пропускает» через себя деньги и товары);
  • возможную взаимозависимость участников сделки;
  • вероятность налоговой выгоды.

Каждое из этих положений в отдельности еще не является доказательством ненадежности контрагента. Поэтому, несмотря на то что бремя доказательств законодательно лежит на налоговой, в интересах фирмы подтверждать реальность своих сделок самостоятельно. При установлении фиктивности договоров фирма, совершившая сделку с однодневкой, может быть лишена вычета по НДС и/или списания расходов по налогу на прибыль.

ВАЖНО! Налоговая инспекция должна доказать, что сделок с недобросовестным партнером в действительности НЕ БЫЛО, а фирма-налогоплательщик – опровергнуть это утверждение, доказав реальность сделок.

На что «смотрит» налоговая

Что именно вменено в обязанность налоговикам в качестве поиска доказательств:

  1. Подконтрольность недобросовестного партнера налогоплательщику. Если будет выявлена финансовая или иная зависимость контрагента от фирмы, с которой он заключил сделку, то совершенно ясно, что это сделано с целью получения налоговой выгоды. Создавать фирмы-однодневки запрещено законом, а в этой ситуации налогоплательщик не мог не знать, что он сотрудничает с такого рода контрагентом.
  2. ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! Такого рода нарушение встречается не так часто, добросовестные фирмы предпочитают не идти на сознательное нарушение закона и не создавать собственных однодневок.

  3. Почему именно этот партнер. Чаще встречается ситуация, когда контрагенты не связаны между собой. Если один из них оказался недобросовестным, налоговая будет исследовать вопрос, почему он был выбран для сотрудничества. Причины выбора контрагента очень важны в доказательстве реальности сделки. Вот почему крайне важно уделять внимание проверке благонадежности потенциального партнера до совершения сделок.
  4. Подписи на документах. Все документы, подписанные от имени контрагентов, должны иметь подписи лиц, имеющих на это соответствующие полномочия. Если окажется, что таковых полномочий подписавшее лицо не имело либо оно вообще не установлено, сделка может быть признана фиктивной.
  5. К СВЕДЕНИЮ! Несовпадающие подписи не могут служить единственным доказательством, особенно в суде, ведь в реальной жизни у партнеров редко имеются возможности производить сличение подписей в паспортах уполномоченных лиц и на документах при заключении сделки.

  6. Оценка достаточности и разумности проверки контрагента. Если налогоплательщик не позаботился о проверке добросовестности будущего партнера, он сам виноват, если тот окажется однодневкой. Необходимо предпринимать ряд мер, устанавливающих «адекватность» партнеров, и пренебрежение ими недопустимо. Налоговики будут исследовать следующие моменты:
    • существует ли установленный порядок отбора контрагентов;
    • если существует, был ли он нарушен в случае выбора данного контрагента;
    • имел ли налогоплательщик дело с другими недобросовестными агентами раньше;
    • как именно проверялась платежеспособность потенциального партнера, его деловая репутация, наличие необходимых условий для выполнения сделки;
    • как оценивалась коммерческая составляющая сделки.

Формирование доказательной базы

Чтобы сформировать доказательства фиктивности сделки, сотрудники налоговой будут обращать внимание на такие обстоятельства и подробно их анализировать:

  1. Предварительный контакт. Были ли предварительные встречи или звонки между руководством или уполномоченными лицами налогоплательщика и потенциального партнера? Отсутствие личных контактов – почти гарантия нереальности сделки.
  2. Доказательства обсуждений. Обговаривались ли условия сделки? Если да, то, значит, она имела место в действительности. Подтверждения могут быть документальные (например, проект договора) и свидетельские.
  3. Осведомленность налогоплательщика. Знает ли контрагент, где именно находятся, к примеру, склады или торговые площади партнера? Если сделка имела место, он не может быть не осведомлен о таких важных моментах.
  4. Как получили информацию о контрагенте? Налоговая заинтересуется, откуда налогоплательщик получил сведения о партнере, если у того нет своего сайта, он не размещал рекламу в СМИ, не имеет рекомендаций от других партнеров и т.п.
  5. Проверяли ли лицензию? Если для осуществления деятельности контрагенту была необходима лицензия, а он ее не имеет, то налицо недостаточная проверка его добросовестности.

Рекомендации добросовестным налогоплательщикам

Самым простым способом избежать неприятностей с налоговой был бы совет не сотрудничать с однодневками. Однако от столкновения с ними никто не застрахован. Даже самая тщательная предварительная проверка может не дать негативных результатов, и при этом в контрагентах окажется недобросовестный партнер.

Например, фирма давно работает с данным контрагентом, не сомневается в нем, заказывает товар или услугу, и слышит ответ: «Это мы делаем через такую-то компанию». Товар получен, но потом выясняется, что «такая-то» компания оказалась однодневкой, и вот у добросовестного налогоплательщика появляются проблемы. Если он сможет доказать, что сделка была реальной, недобросовестность контрагента в данном контексте не будет иметь значения – он получит свой вычет НДС и включение расходов в базу налога на прибыль. Поэтому нужно позаботиться о своевременной фиксации доказательств, которые будут признаны налоговиками или судом.

ВНИМАНИЕ! Если фирма получила запрос из налоговой о предоставлении документов, касающихся взаимоотношений с тем или иным агентом, это повод не ждать налоговой проверки, а исчерпывающе оказать свою добросовестность.

Доказательства предварительной проверки контрагента

Необходимо сохранять все данные проверки будущего партнера в виде бумажных документов или их сканов или скринов в электронном виде. Проверка должна проводиться не столько, «чтобы быть спокойным самому», сколько для того, чтобы обелить налогоплательщика в случае претензий к контрагенту. Среди этих документов могут числиться:

  • данные из открытых источников (реестры Минюса, ФНС, плательщиков НДС и т.п.);
  • дополнительные документы (не только учредительные, но и доказывающие наличие материально-технической базы, необходимой для оказания услуги или поставки товара).

Регламент заключения договоров

С юристом или самостоятельно руководству следует разработать и утвердить внутренний нормативный документ, регламентирующий способ отбора контрагентов, и в дальнейшем не нарушать эту процедуру при отборе новых потенциальных партнеров.

Аккуратная первичка

Следует составить перечень основных хозяйственных операций, которыми занимается фирма, и соответствующий им набор обязательных первичных платежных документов:

  • накладные;
  • акты выполненных работ или оказанных услуг;
  • отчеты о выполненной работе;
  • счета-фактуры;
  • счета на оплату;
  • технические заявки и др.

Набор первичной документации, доказывающей реальность сделки, будет отличаться в зависимости от предмета конкретной сделки: поставка товара, оказание услуги, выполнение работы.

Обязателен контроль составления всей первичной документации, сопровождающей сделку, и ее непременное сохранение. Чем больше корректной первичной документации, тем меньше вопросов у налоговой по поводу реальности сделки.

Дополнительные доказательства

Приведенные выше рекомендации должны стать частью повседневной деятельности компании. Но иногда можно применить и дополнительные доказательства, уже прошедшие «обкатку» судебной практикой:

  1. Прозрачная дальнейшая судьба предмета сделки. Если налоговые органы сомневаются в реальности сделки с материальными объектами либо правом на имущество, их может убедить отслеживание пути этого товара. Если фирма-налогоплательщик использует их в производстве, продала третьим лицам или они имеются в наличии, сделка не может быть фиктивной.
  2. Налог на имущество платится только с реальных товаров! Если налоговая признала объект спорной сделки базой налога на имущество, значит, сделка была действительной либо налог на имущество окажется переплаченным. Это может быть дополнительным аргументом против налоговой в суде.
  3. «От противного». Фирма может обратиться в третейский суд с иском о признании сделки недействительной и взыскании расходов по ней с контрагента. Тогда доказательства реальности сделки будут подтверждены другой инстанцией. Если сделка была реальна, это будет несложно, тем более истец сам в этом заинтересован. Третейское решение – сильный аргумент, хотя формально оно не имеет законодательной силы для арбитражного суда.
  4. Заключение стороннего эксперта. Закон разрешает налогоплательщику самостоятельно проводить экспертизу по существу дела. Это затратный способ для ответчика, но в случае выигрыша дела расходы возместит налоговая. Экспертиза будет особенно уместна, если налоговики обвиняют в завышении указанных расходов.
  5. Свидетельские показания. Налоговики могут вызывать свидетелей по своему усмотрению, но если дело доходит до суда, там это право есть и у налогоплательщика. Он подает ходатайство о заслушивании свидетеля, отмечая в нем, какие обстоятельства дела он может прояснить (например, видел, как разгружали привезенный товар и т.п.). Реальность сделки может быть подтверждена свидетельскими показаниями, и чем их больше, тем лучше.

Гораздо лучше и эффективнее не собирать доказательства по факту налоговых требований, а иметь их наготове всегда и по любой сделке, особенно с высоким суммовым порогом или увеличенной степенью риска.

Источник: https://assistentus.ru/vedenie-biznesa/kak-dokazat-realnost-sdelki/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *