О присоединении Крыма к России

<strong>МОСКВА, 18 мар —</strong> <strong>РИА Новости.</strong> Абсолютное большинство жителей <a href=»http://ria.ru/location_Crimea/» target=»_blank» data-auto=»true»>Республики Крым</a> (93%) и <a href=»http://ria.ru/location_Sevastopol/» target=»_blank» data-auto=»true»>Севастополя</a> (90%) положительно оценивают воссоединение Крыма с <a href=»http://ria.ru/location_rossiyskaya-federatsiya/» target=»_blank»>Россией</a>, свидетельствуют результаты опроса <a href=»http://ria.ru/organization_Vserossijjskijj_centr_izuchenija_obshhestvennogo_mnenija/» target=»_blank» data-auto=»true»>ВЦИОМ</a>.Также если бы в ближайшее воскресенье состоялся референдум с теми же вопросами, что и пять лет назад, то большинство жителей Крыма (88%) и Севастополя (84%) поддержали бы данное решение.Шесть лет назад Республика Крым и Севастополь официально стали новыми субъектами Российской Федерации. Основанием для этого послужили итоги проведенного днями ранее общекрымского референдума. В Крыму 18 марта является выходным.В опросе отмечается, что три четверти (72%) респондентов в Крыму и 67% в Севастополе утверждают, что воссоединение Крыма с Россией положительно сказалось на их жизни и жизни их семьи, никак не сказалось у 14% жителей и Севастополя, и Крыма, а отрицательно — у восьми и 12% соответственно. Крымчане среди положительных последствий в первую очередь отмечают улучшение жизни, стабильность (23%) и мирную ситуацию на территории республики (18%), а севастопольцы — также нормальную политическую ситуацию (16%) и осуществление мечты жить в России (14%).Как указано в опросе, в свою очередь, большинство россиян (90%) считают правильным решение о принятии Крыма, при этом для 49% граждан самая главная причина этого заключается в том, что Крым — исконно российская территория.По результатам исследования, 71% опрошенных полагают, что вхождение полуострова в состав России принесло стране больше пользы, 14% придерживаются обратного мнения, а 15% — затруднились ответить. Также среди причин, почему некоторые страны не хотят официально признать Крым российской территорией, россияне указали наличие политических интересов (12%), нежелание развития, укрепления России и негативное отношение к российскому государству (по восемь процентов).Для этого исследования «ВЦИОМ-Спутник» по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) провел три опроса. Телефонный опрос россиян прошел 14 марта 2020 года, опрошены 1600 респондентов старше 18 лет. Выборка извлечена из полного списка телефонных номеров, задействованных на территории России, ее максимальный размер ошибки с вероятностью 95% не превышает 2,5%.Второй — телефонный опрос жителей Республики Крым, проведенный 14-15 марта 2020 года, опрошены 1200 респондентов от 18 лет. Выборка извлечена из полного списка телефонных номеров, задействованных на территории Республики Крым, ее максимальный размер ошибки с вероятностью 95% не превышает 2,8%.Третий — телефонный опрос жителей Севастополя 14-15 марта 2020 года среди 800 респондентов старше 18 лет методом телефонного интервью по стратифицированной двухосновной случайной выборке стационарных и мобильных номеров. Для данной выборки максимальный размер ошибки с вероятностью 95% не превышает 3,5%.


2019.03.15

«Крым сыграл на руку только российской элите, и то в краткосрочной перспективе»

Пять лет назад, 16 марта 2014 года, крымчане проголосовали на референдуме о присоединении к России. По официальным данным, явка составила более 83%, из них за вхождение в состав России высказались почти 97%. Что в этом историческом сюжете двигало Кремлем? Почему Запад не признал итоги голосования и в ответ включил санкционный режим? Кто выиграл от присоединения Крыма? Как решать крымскую проблему в последующем? Наш собеседник — Ольга Ирисова, приглашенный исследователь в Институте Кеннана (Вашингтон), главный редактор сетевого ресурса Riddle.

Сергей Гунеев / РИА Новости

«Решение о присоединении Крыма было спонтанным»

— Крым, согласно Будапештскому меморандуму, остался в составе Украины в обмен на передачу России ядерного оружия. Но на Украине распространено мнение, что Москва готовилась «перехватить» Крым еще при Ельцине. Якобы подтверждением тому служит, например, сделанное в 1991 году заявление пресс-секретаря президента Павла Вощанова о претензиях России на Крым. Как вы считаете, Москва действительно все это время «вынашивала планы» отторгнуть Крым от Украины, или это был экспромт?

— Спекуляций по поводу длительно планируемой операции по присоединению Крыма было немало, и все они относятся к разным временным периодам и основываются на разных источниках. Проверить достоверность этих версий фактически невозможно. Можно вспомнить о рассекреченных переговорах Клинтона и Ельцина 1996 года, когда последний утверждал, что планы по возвращению полуострова вынашивают коммунисты. Также озвучивалась версия, что на планируемый захват указывало сооружение в 2003 году дамбы к острову Тузла. Кто-то уверял, что до 2014 года подготовка к перевороту в Крыму велась дважды — во время «оранжевой революции» 2004 года и во время российско-грузинской войны. Об этом, в частности, говорил депутат Заксобрания Севастополя Алексей Чалый.

Однако следует признать, что достоверных данных обо всех этих версиях нет. Есть только интерпретации различных высказываний и событий. Правильнее говорить, что подобные идеи находили поддержку среди маргинальной части интеллектуальной элиты и истеблишмента, но они не были мейнстримом. Сторонники присоединения Крыма не оказывали существенного влияния на власть. То есть я считаю, что решение было спонтанным и стало реакцией на внезапно возникшую возможность.

Присоединение Крыма позволило Владимиру Путину в 2014 году резко увеличить снизившийся рейтингKremlin.ru

Российские власти воспользовались моментом для решения ряда задач. Во-первых, руководство России панически боится «цветных революций». А революция в соседней и культурно близкой стране — тем более опасный для Кремля прецедент, который при определенных обстоятельствах мог бы вдохновить некоторую часть россиян. Поэтому Москва была кровно заинтересована в том, чтобы не допустить успеха украинской революции. Во-вторых, логика «холодной войны», доминирующая среди политической элиты России, диктовала недопущение вхождения Украины в НАТО.

Вместе с этим стояла задача выправления собственной внутриполитической ситуации. Нужно помнить, что к началу 2014 года российская власть не пользовалась популярностью у граждан. В январе 2014 года на вопрос «за кого бы вы проголосовали в ближайшее воскресенье на выборах президента?» только 29% выбирало Путина. И помня протесты 2011–2012 годов, власть не могла не обеспокоиться таким положением. Крым стал цементирующей смесью для сплочения вокруг Кремля. И уже в сентябре 2014 года в ответе на тот же вопрос — «за кого бы вы проголосовали в ближайшее воскресение?» — Путина выбрали 57%.

— Присоединение Крыма в России объяснялось угрозой расправ украинских радикалов над местными жителями. Такая угроза действительно существовала? Неужели присутствие российского Черноморского флота не могло ее предотвратить?

— Такие объяснения были популярны особенно на первых порах, а затем появились высокопарные рассуждения о «возвращении в родную гавань» — все, что играло на чувстве национальной гордости россиян. Но и первое, и второе объяснение — риторика, призванная воздействовать на эмоции граждан. Рассказы о «фашистах» на Украине — легкий способ дегуманизировать противника в глазах россиян, у которых маркеры «фашисты», «бандеровцы», «экстремисты» вызывают устойчиво негативную реакцию.

Предотвращение угрозы национализма силами Черноморского флота вообще не стояло в повестке, так как «революция достоинства» была представлена разношерстными политическими силами, а не только правыми радикалами. Правые радикалы были лишь жупелом пропаганды, но не более.

Принято считать, что решение о присоединении Крыма принималось президентом Путиным с узким кругом своих соратниковKremlin.ru

— Еще один аргумент в пользу присоединения Крыма — сохранение в Севастополе базы Черноморского флота. Можно ли сейчас с уверенностью сказать, что новая киевская власть пошла бы на продление договора о Черноморском флоте?

— История не терпит сослагательного наклонения. Но можно сказать, что присутствие российской военной базы препятствовало бы вхождению Украины в НАТО. Если бы НАТО желало принять Украину в свой состав, этот вопрос пришлось бы как-то урегулировать. С другой стороны, интеграция Украины в западные институты не была бы молниеносной и потребовала бы транзитного периода. Возможно, что в этот период продолжали бы действовать Харьковские соглашения (подписанные Дмитрием Медведевым и Виктором Януковичем в 2010 году и продлявшие присутствие Черноморского флота в Севастополе в обмен на снижение для Украины цен на российский газ — прим. ред.), так как украинская власть, нацеленная на модернизацию страны, была бы заинтересована в сохранении арендной платы, которую Россия выплачивала за пребывание Черноморского флота на территории Украины. Но это только гипотетические рассуждения при условии, что НАТО вообще решило бы принять Украину в свой состав, что не очевидно.

— А если представить, что Черноморский флот перебазировался в Новороссийск? Какими бы были последствия?

— Этот вопрос активно обсуждали еще в первой половине 2000-х. И тогда много критики звучало со стороны местного бизнеса: он считал перенос флота в Новороссийск вредным для позиционирования города как торгового порта. Также против выступали экологические активисты.

С другой стороны, в 2004 году Виктор Озеров, в то время председатель комитета по обороне и безопасности Совета Федерации, подчеркивал, что Севастополь уже не в состоянии играть роль главного места базирования российского военного флота на Черном море. И статус главной морской базы должен был перейти Новороссийску. То есть этот вопрос был не из области фантастики, он был продиктован практическими соображениями.

Но база осталась в Крыму по соображениям символического значения. На мой взгляд, перенос флота из Севастополя в Новороссийск обошелся бы дешевле, чем все те финансовые потери, которые понесла Россия в результате присоединения Крыма.

«Референдум под присмотром «вежливых людей» — несомненное нарушение Устава ООН»

— Присоединение Крыма к России обосновывалось результатами референдума. У мирового сообщества большие претензии к его процедуре. Начнем с того, что, по словам некоторых депутатов Верховного Совета Крыма, для обеспечения кворума в целях назначения референдума были задействованы «вежливые люди».

— К тому, о чем вы упомянули, я бы добавила сомнения по поводу формулировок вопросов, вынесенных на референдум. Не был предусмотрен вариант сохранения статус-кво, то есть положения, предусмотренного конституцией автономной республики Крым 1998 года. Налицо было нарушение украинского законодательства, которое не предполагает возможности решения вопроса о территориальной целостности на региональном, а не общенацинальном уровне.

Не стоит забывать и об информационном давлении. Агитация пророссийских акторов осуществлялась агрессивно, в ход шли манипулятивные практики, построенные на ложных тезисах о притеснениях русскоязычных крымчан, готовящихся новой властью в Киеве. При этом позиция Киева не достигала большинства крымчан, так как к тому времени наибольшей популярностью среди крымских зрителей пользовались российские телеканалы, а трансляция украинских каналов в какой-то момент вообще была прекращена.

Есть сомнения и по поводу явки, и в правдивости результатов референдума. В отсутствие транспарентности и легитимных международных наблюдателей данные результаты считать правдивыми нельзя. Поэтому международное сообщество их и не признает.

Мировое сообщество в целом до сих пор не признает итоги референдума в КрымуАндрей Стенин / РИА Новости

Но россиянам вопрос референдума преподносится совсем в другом ключе, с апелляцией в первую очередь к эмоциям. Поэтому не удивительно, что, по данным опроса «Левада-Центра» 2017 года, 79% россиян не согласны с тем, что Россия, присоединив Крым, нарушила постсоветские международные договоренности и международное право, а 71% респондентов ответили, что их не беспокоит, что большинство населения западных стран считает иначе.

Зато это беспокоит Сбербанк — крупнейший банк России, который фактически не признает результаты крымского референдума. За все пять лет после него Сбербанк так и не открыл ни одного отделения в Крыму, потому что в противном случае ему грозило бы попадание в санкционный список. В этом и есть лицемерие российской элиты и Кремля: когда на кону стоит финансовый интерес, они могут с легкостью отказаться от каких-то принципов. При этом большинство россиян переполнено эмоциями, но пребывает в неведении и непонимании.

— После референдума Москва ссылалась на прецедент Косова. Но ранее Путин сам заявлял, что «одностороннее объявление независимости Косова будет нарушением принципов международного права».

— Это один из излюбленных приемов российской власти — пытаться оправдать нормами международного права свои сомнительные действия, эти самые нормы нарушающие. В данном случае используется принцип права нации на самоопределение, заложенный в Уставе ООН. Сейчас этот принцип трактуется в первую очередь как самоопределение в рамках существующих границ страны. То есть речь идет о внутреннем самоопределении, о получении статуса автономии, праве на языковую автономию и представительство в структурах власти. На внешнее самоопределение нация может легитимно претендовать в том случае, если процедура референдума согласована с центральной властью и волеизъявление проводится согласно законам государства, из состава которого стремится выйти та или иная нация, или же в случае, если права народа, национального меньшинства, систематически нарушаются.

Во-первых, в отличие от Косова, в Крыму, нет отдельного народа, кроме, пожалуй, крымских татар, чьи права российская власть с самого начала серьезно ограничила, их идентификация и самоопределение вообще не брались в расчет. Во-вторых, Украина не ущемляла крымчан в правах. Поэтому в том, что Косово признано международным сообществом, а Крым — нет, можно найти свою логику. И если уж обращаться к международному праву, то стоит вспомнить четвертый пункт второй статьи Устава ООН, который обязывает членов организации воздерживаться от угрозы или применения силы против территориальной неприкосновенности любого государства. Референдум под присмотром «вежливых людей» — несомненное нарушение этого положения.

«Если говорить о пользе от Крыма, то стоит четко разделять Россию и Кремль»

— Присоединение Крыма открыло санкционный «марафон». В конечном счете санкции привели к росту цен и снижению уровня жизни россиян. А на российский политический класс они повлияли?

— В данном случае эффективность определяется не обеднением обычных россиян, а тем влиянием, которое санкции были призваны оказать на персоны и компании, ответственные за события на Украине и ряд других инцидентов. Когда, например, Борису Ротенбергу, гражданину России и Финляндии, замораживают счета в Финляндии из-за распространившихся на него санкций и затем суд отказывает ему в иске банкам, которые прекратили обслуживание его счетов, это, безусловно, бьет ему по карману. Когда из-за санкций закрываются корреспондентские счета подконтрольных Ротенбергам банков за рубежом — это тоже имеет значение.

Что касается снижения уровня жизни россиян, его взаимосвязь с санкциями, конечно, есть. Но если задаться вопросом, виноват ли в этом Запад, я бы ответила: нет. Все санкции — это прямое последствие не только присоединения Крыма, но также дальнейшей политической линии Кремля на востоке Украины и в Сирии. Большую роль сыграла и попытка вмешательства в выборы президента США в 2016 году.

К тому же цены в российских магазинах начали расти в первую очередь не из-за западных санкций, а из-за российских контрсанкций. Кроме того, текущие санкции ведут к тому, что снижается поток иностранных инвестиций в Россию, это также отражается на российской экономике.

— От санкций также страдает бизнес в странах Евросоюза. От некоторых европейских политиков и предпринимателей нередко можно услышать призывы выйти из санкций против России, так как они больше нужны США, чем Европе. Наиболее известный «камень преткновения» — газопровод «Северный поток-2». Может ли Россия рассчитывать на поддержку европейских партнеров, чтобы защитить свои интересы в санкционном противостоянии?

— Большое число так называемых «путинферштейнеров» — в Германии и Австрии: в первую очередь это те, кто имеет бизнес-интересы в России, прежде всего, как вы правильно указали, в рамках проекта «Северный поток-2», но не только. В этих странах сильное лобби, связанное с энергетикой, которое заинтересовано в развитии сотрудничества с Россией.

Но есть и те, кто борется с влиянием этого лобби. В каждой европейской стране, где раздаются призывы снять санкции с России, есть и силы, солидарные с политикой США. На мой взгляд, сегодня эти силы более активны и заметны.

Что стало с Россией, Украиной и Крымом за пять лет после присоединения

Однако было бы ошибочным считать, что успехи противников «Северного потока-2» — например, включение в недавнюю резолюцию Европарламента пункта о том, что газопровод не соответствует стратегическим интересам Евросоюза — ставят крест на его реализации. Резолюция — это лишь призыв, обнародование некой политической позиции, а на национальных уровнях первую скрипку могут играть соображения экономической выгоды. Пять лет назад тоже звучали призывы снизить долю российского газа на рынке Евросоюза, но этого не произошло, несмотря на все прогрессирующее ухудшение отношений на политическом уровне. Вот и сейчас весьма вероятно, что призывы и декларации о намерениях останутся таковыми и за ними не последует реальных действий.

— Итак, санкции реально и негативно влияют на российскую экономику, на богатых и бедных, между населением и властью накаляется противостояние. После присоединения Крыма есть основания называть Россию международным изгоем. И неизвестно, когда мы выпутаемся из этого положения. Так стоила ли игра свеч? Какую пользу принесло или принесет России присоединение Крыма?

— Крым открыл ящик Пандоры, но последний гвоздь забили все-таки дальнейшие внешнеполитические действия Кремля — дестабилизация востока Украины, Сирия, попытки вмешательства в избирательные процессы в западных странах.

Если говорить о пользе от Крыма, то стоит четко разделять Россию как объединение ее граждан — и Кремль. В первом случае никакого позитива, кроме искусственного терапевтического эффекта от повышения самооценки, я не вижу. Да и он носит временный характер, опросы показывают, что психологическое одурманивающее действие Крыма уже размывается, людям стало мало этого способа самоутверждения.

Что касается российской элиты, то ей Крым сыграл на руку в краткосрочной перспективе: во-первых, с его помощью была решена проблема падающих рейтингов, во-вторых, спровоцированная мобилизация позволила власти провести ряд решений, направленных на дальнейшее удержание власти с помощью подавления свободы слова и возможного протеста. Эти решения позволят нынешнему режиму оставаться у власти еще какое-то время.

«Вопрос Крыма намного сложнее урегулирования конфликта на Донбассе»

— «Денег нет, но вы держитесь» — эти ставшие крылатыми слова были сказаны Дмитрием Медведевым именно в Крыму. Многие россияне, побывавшие там, отмечают, что крымчане испытывают разочарование: они ожидали от России большей помощи. Может ли это недовольство перерасти в отторжение России и инициировать процесс выхода из ее состава?

— То, что в Крыму растет недовольство социально-экономической ситуацией, не удивительно: то же самое происходит и по всей России. Людей возмущают и повышение пенсионного возраста, и проблемы с выездом за границу, с ужесточением налогового законодательства. Но я не думаю, что это недовольство выльется во что-то большое. В Крыму много российских военных, и любое недовольство, выказываемое местным населением, будет пресечено. Можно сколько угодно говорить о том, что референдум был нелегитимным, но с точки зрения Кремля, Крым — часть России. И как жестко подавляются сепаратистские тенденции внутри России, так же жестко они будут подавляться и в Крыму.

Ольга ИрисоваПредоставлено Ольгой Ирисовой

— Нужен ли Крым, в свою очередь, Киеву?

— Согласно украинскому законодательству, Крым является временно оккупированной территорией. Украина движима мечтой войти в Евросоюз и НАТО. Но государство, часть территории которого оккупирована, не может начать интеграцию в другие институции, пока вопрос территориальной целостности не разрешен. Кроме того, возвращение Крыма и урегулирование ситуации на Донбассе имеют важную терапевтическую функцию с точки зрения национального психологического состояния.

— И каким образом нашим странам лучше всего выходить из крымского тупика?

— Вопрос Крыма может встать в повестку только в том случае, если следующая российская власть не будет продолжать внешнеполитический курс Путина. Если Путин останется у власти или придут преемники, солидарные с его внешней политикой, нынешний статус-кво, вероятнее всего, сохранится.

Но если придут силы, которые хотят избавиться от санкций, наладить отношения с Западом, для этого придется решать вопросы, связанные с Украиной. И первым шагом будет не Крым, а урегулирование конфликта на Донбассе. Именно он откроет путь к дальнейшим переговорам.

Вопрос Крыма (международное сообщество должно это понимать) намного сложнее, так как российская власть, решившая вернуть Крым Украине, вероятно, столкнется с общественным неодобрением. Таким действиям должна предшествовать работа с собственным населением. Нужно объяснить россиянам, почему Крым будет тянуть их на дно, почему присоединение чужой территории в XXI веке — крайне опасный прецедент и поведение, недостойное державы, претендующей на статус цивилизованной. Кроме того, нужно будет провести расследование нарушений прав человека в Крыму — политических преследований, незаконных задержаний и арестов отдельных групп крымчан. Особенно ярко политика целенаправленного ограничения прав проводилась в отношении крымских татар.
Как может происходить возвращение Крыма? Теоретических вариантов много. Например, возвращение на условиях демилитаризации полуострова и создания там особой экономической зоны. Или выплата Украине компенсации и установление режима совместного управления территорией, после чего предстоит провести новый референдум, с соблюдением всех международных норм. Или транзитный период под международным управлением. В любом случае это будет плодом сложного консенсуса между разными международными акторами.

В подготовке интервью принимал участие Александр Задорожный.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Поделись Автор

«Со дня принятия в РФ Республики Крым в составе Российской Федерации образуются новые субъекты — Республика Крым и город федерального значения Севастополь», — гласит документ. Ратификация договора может быть завершена до конца недели.

Перед этим президент выступил перед депутатами, сенаторами, главами регионов и представителями гражданского общества. Присутствовали также представители Крыма и Севастополя. Многие приглашенные надели георгиевские ленточки. «Это символ нашей победы», — единодушно объясняли депутаты.

Как только президент вошел в зал и начал обращение, все встали и дружно зааплодировали. Отметив, что референдум в Крыму прошел в полном соответствии с демократическими процедурами и международно-правовыми нормами, Владимир Путин привел убедительные цифры: более 96% — за воссоединение с Россией.

«В Крыму буквально все пронизано нашей общей историей и гордостью», — напомнил Путин. «Крым — это и уникальный сплав культур и традиций разных народов и этим так похож на большую Россию, где в течение веков не исчез, не растворился ни один этнос», — сравнил он, уточнив, что значительная часть крымских татар также ориентирована на Россию. Глава государства дал понять: нужно завершить процесс реабилитации крымско-татарского народа, и обещал, что в Крыму будут три государственных языка: русский, украинский и крымско-татарский. «В сердце и сознании людей Крым всегда был неотъемлемой частью России», — подчеркнул президент. Решение, принятое Хрущевым, было с очевидными нарушениями. «Вопрос решили кулуарно, междусобойчиком, — возмутился президент. — У жителей ни о чем не спрашивали, просто поставили перед фактом».

Теперь жители Крыма обратились к России с просьбой о защите. «Мы не могли не откликнуться, — добавил Путин. — Иначе это было бы просто предательство».

«Все имеет свои пределы», — заявил президент. «В случае с Украиной наши западные партнеры перешли черту, вели себя грубо, безответственно и непрофессионально», — отрезал он. Россия оказалась на рубеже, от которого не могла отступить. Народу Украины он сказал: «Не верьте тем, кто пугает вас Россией. Что за Крымом последуют другие регионы. Мы не хотим раздела Украины». Но «Крым никогда не будет бандеровским», — отрезал Путин.

После речи президента, которая продолжалась почти час, из зала раздалось дружное: «Россия!».

За последние три с половиной месяца В.Путин трижды выступал с публичным обоснованием осуществленной им аннексии международно признанных (в т.ч. Россией) украинских регионов – Автономной Республики Крым и города Севастополь. 18 марта он выступил в Кремле перед членами Государственной Думы и Совета Федерации. 17 апреля он провел большую пресс-конференцию. А 1 июля он выступил в МИДе перед послами и полпредами. Сделанные им высказывания сведены в таблицу, а оригинальные цитаты из соответствующих выступлений приведены ниже.
Причины российской оккупации и аннексии украинских регионов АР Крым и г.Севастополь по В.Путину

18 марта 17 апреля 1 июля
— Общая история и общая гордость
— Территория исторического юга России
— Воссоединение разделенного русского народа
— Исправление исторической несправедливости
— Жизнь русских и русскоязычных в условиях враждебного, недемократического, нецивилизованного государства
— Ответ на лишение русских исторической памяти, на их принудительную ассимиляцию, на 20-летний кризис в Украине
— Отсутствие легитимной власти в Киеве
— Угрозы репрессий и карательных операций
— Просьбы жителей Крыма защитить их
— Косовский прецедент
— Отсутствие вооруженного сопротивления
— Расширение НАТО на Восток
— Грубая, безответственная, непрофессиональная политика сдерживания России Западом
— Самостоятельность России, наличие у нее интересов в Украине
— Стремление русского мира к восстановлению единства
— Уважение территориальной целостности Украины
— Недопустимость бандеризации Крыма
— Стратегическое положение полуострова Крым
— Угроза НАТО для юга России
— Желание жителей
— Угрозы русскоязычному населению
— Желание жителей
— Экономия средств при размещении флота в Севастополе
— Потенциал судостроения и судоремонта в Крыму
— Предмет гордости и славы
— Российская помощь Украине на сотни миллиардов долларов
— Расширение НАТО на восток
— Исправление исторической несправедливости
— Этнический состав Крыма
— Гипотетический приход войск НАТО в Крым
— Ответ Западу в рамках переговоров по ПРО
— Стратегическое положение полуострова Крым
— Произвол воинствующих националистов и радикалов
— Ограничение доступа к акватории Черного моря
— Гипотетический приход войск НАТО в Крым
— Изменение баланса сил в Причерноморье (Стратегическое положение полуострова Крым)
— Удержание земель, завоеванных с петровских времен

Разъяснение несоответствия действительности подавляющего большинства сделанных утверждений, их необоснованности и нелегитимности не является целью данного текста. Это очевидно. К тому же на эти темы было уже немало сказано и написано, в том числе и в данном блоге.
Проведенное сопоставление сделано гланым образом для демонстрации прежде всего двух причин, в той или иной формулировке упомянутых В.Путиным в каждом из его процитированных выступлений:
1. Стратегическое положение полуострова Крым.
2. Ответ на гипотетический приход войск НАТО в Крым.
(Не)обоснованность этих утверждений, их (не)соответствие действительности также не относятся к целям данного поста. Его целью является привлечение внимания к тому, что, вероятно, именно эти две причины и были основными (главными, наиболее важными) при осуществлении упомянутых выше оккупации и аннексии.
Если это так, то это дает некоторое представление о подлинных приоритетах и среднесрочных целях нынешнего режима – о захвате, удержании, военно-техническом оборудовании того, то он считает «стратегическими плацдармами» в осуществляемом (ожидаемом, планируемом, предстоящем) военном столкновении; о том, кто рассматривается в качестве его главного стратегического противника; а также о направлении и характере мышления российского руководства в последнее время.

18 марта 2014 г.
Чтобы понять, почему был сделан именно такой выбор, достаточно знать историю Крыма, знать, что значила и значит Россия для Крыма и Крым для России. В Крыму буквально всё пронизано нашей общей историей и гордостью. Здесь древний Херсонес, где принял крещение святой князь Владимир. Его духовный подвиг – обращение к православию – предопределил общую культурную, ценностную, цивилизационную основу, которая объединяет народы России, Украины и Белоруссии. В Крыму – могилы русских солдат, мужеством которых Крым в 1783 году был взят под Российскую державу. Крым – это Севастополь, город-легенда, город великой судьбы, город-крепость и Родина русского черноморского военного флота. Крым – это Балаклава и Керчь, Малахов курган и Сапун-гора. Каждое из этих мест свято для нас, это символы русской воинской славы и невиданной доблести…
После революции большевики по разным соображениям, пусть Бог им будет судья, включили в состав Украинской союзной республики значительные территории исторического юга России. Это было сделано без учёта национального состава жителей, и сегодня это современный юго-восток Украины…
Миллионы русских легли спать в одной стране, а проснулись за границей, в одночасье оказались национальными меньшинствами в бывших союзных республиках, а русский народ стал одним из самых больших, если не сказать, самым большим разделённым народом в мире…
Но люди не могли смириться с вопиющей исторической несправедливостью. Все эти годы и граждане, и многие общественные деятели неоднократно поднимали эту тему, говорили, что Крым – это исконно русская земля, а Севастополь – русский город…
Тогда Президент Украины Кучма попросил меня ускорить процесс делимитации российско-украинской границы. До тех пор этот процесс практически не двигался. Россия вроде признала Крым частью Украины, но переговоров о делимитации границы не проводилось. Понимая все сложности этого процесса, тем не менее я сразу дал указание российским ведомствам активизировать эту работу – работу по оформлению границы, чтобы было понятно всем: соглашаясь на делимитацию, мы фактически и юридически признавали Крым украинской территорией, тем самым окончательно закрывали этот вопрос… Из чего мы тогда исходили? Исходили из того, что хорошие отношения с Украиной для нас главное, и они не должны быть заложником тупиковых территориальных споров. Но при этом, конечно, рассчитывали, что Украина будет нашим добрым соседом, что русские и русскоязычные граждане на Украине, особенно на её юго-востоке и в Крыму, будут жить в условиях дружественного, демократического, цивилизованного государства, что их законные интересы будут обеспечены в соответствии с нормами международного права… Однако ситуация стала развиваться по-другому. Раз за разом предпринимались попытки лишить русских исторической памяти, а подчас и родного языка, сделать объектом принудительной ассимиляции. И конечно, русские, как и другие граждане Украины, страдали от постоянного политического и государственного перманентного кризиса, который сотрясает Украину уже более 20 лет…

Ясно и то, что легитимной исполнительной власти на Украине до сих пор нет, разговаривать не с кем…
Тем, кто сопротивлялся путчу, сразу начали грозить репрессиями и карательными операциями. И первым на очереди был, конечно, Крым, русскоязычный Крым. В связи с этим жители Крыма и Севастополя обратились к России с призывом защитить их права и саму жизнь, не допустить того, что происходило, да и сейчас ещё происходит и в Киеве, и в Донецке, в Харькове, в некоторых других городах Украины.
Разумеется, мы не могли не откликнуться на эту просьбу, не могли оставить Крым и его жителей в беде, иначе это было бы просто предательством…
Кроме того, крымские власти опирались и на известный косовский прецедент, прецедент, который наши западные партнёры создали сами, что называется, своими собственными руками, в ситуации, абсолютно аналогичной крымской, признали отделение Косово от Сербии легитимным, доказывая всем, что никакого разрешения центральных властей страны для одностороннего объявления независимости не требуется…
В Крыму не произошло ни одного вооружённого столкновения и не было человеческих жертв. Как вы думаете, почему?… И в этой связи я хочу поблагодарить украинских военнослужащих, а это немалый контингент – 22 тысяч человек с полным вооружением. Я хочу поблагодарить тех военнослужащих Украины, которые не пошли на кровопролитие и не запятнали себя кровью… Нам говорят о какой-то российской интервенции в Крыму, об агрессии. Странно это слышать. Что-то не припомню из истории ни одного случая, чтобы интервенция проходила без одного-единственного выстрела и без человеческих жертв…
Напротив, нас раз за разом обманывали, принимали решения за нашей спиной, ставили перед свершившимся фактом. Так было и с расширением НАТО на восток, с размещением военной инфраструктуры у наших границ…
Словом, у нас есть все основания полагать, что пресловутая политика сдерживания России, которая проводилась и в XVIII, и в XIX, и в ХХ веке, продолжается и сегодня. Нас постоянно пытаются загнать в какой-то угол за то, что мы имеем независимую позицию, за то, что её отстаиваем, за то, что называем вещи своими именами и не лицемерим. Но всё имеет свои пределы. И в случае с Украиной наши западные партнёры перешли черту, вели себя грубо, безответственно и непрофессионально.
Они же прекрасно знали, что и на Украине, и в Крыму живут миллионы русских людей. Насколько нужно потерять политическое чутьё и чувство меры, чтобы не предвидеть всех последствий своих действий. Россия оказалась на рубеже, от которого не могла уже отступить. Если до упора сжимать пружину, она когда-нибудь с силой разожмётся. Надо помнить об этом всегда…
Сегодня необходимо прекратить истерику, отказаться от риторики «холодной войны» и признать очевидную вещь: Россия – самостоятельный, активный участник международной жизни, у неё, как и у других стран, есть национальные интересы, которые нужно учитывать и уважать…
…рассчитываю, что граждане Германии также поддержат стремление русского мира, исторической России к восстановлению единства.
Мы всегда уважали территориальную целостность украинской державы, в отличие, кстати, от тех, кто принёс единство Украины в жертву своим политическим амбициям… Хочу, чтобы вы меня услышали, дорогие друзья. Не верьте тем, кто пугает вас Россией, кричит о том, что за Крымом последуют другие регионы. Мы не хотим раздела Украины, нам этого не нужно…
Повторю, он будет, как и было веками, родным домом для представителей всех живущих там народов. Но он никогда не будет бандеровским!
Крым – это наше общее достояние и важнейший фактор стабильности в регионе. И эта стратегическая территория должна находиться под сильным, устойчивым суверенитетом, который по факту может быть только российским сегодня.
Иначе, дорогие друзья (обращаюсь и к Украине, и к России), мы с вами – и русские, и украинцы – можем вообще потерять Крым, причём в недалёкой исторической перспективе. Задумайтесь, пожалуйста, над этими словами. Напомню также, что в Киеве уже прозвучали заявления о скорейшем вступлении Украины в НАТО. Что означала бы эта перспектива для Крыма и Севастополя? То, что в городе русской воинской славы появился бы натовский флот, что возникла бы угроза для всего юга России – не какая-то эфемерная, совершенно конкретная…
Мы против того, чтобы военный альянс, а НАТО остаётся при всех внутренних процессах военной организацией, мы против того, чтобы военная организация хозяйничала возле нашего забора, рядом с нашим домом или на наших исторических территориях. Вы знаете, я просто не могу себе представить, что мы будем ездить в Севастополь в гости к натовским морякам…
…люди в Крыму ясно, убедительно выразили свою волю: они хотят быть с Россией… позиция абсолютного – я хочу это подчеркнуть, – абсолютного большинства граждан также очевидна.

17 апреля 2014 г.
Риски заключались прежде всего в том, что угрозы в отношении русскоязычного населения были абсолютно конкретными и осязаемыми. Именно это побудило народ Крыма, граждан, которые там проживают, задуматься о своём будущем и обратиться к России за помощью. Но именно этим мы и руководствовались.
Я уже говорил в своём недавнем выступлении в Кремле о том, что Россия никогда не планировала никаких аннексий и никаких военных действий в Крыму, никогда. Наоборот, мы исходили из того, что мы будем строить наши межгосударственные отношения с Украиной исходя из сегодняшних геополитических реалий. Но мы также всегда думали и надеялись на то, что наши русские люди, русскоязычные граждане Украины будут проживать в комфортных для себя политических условиях, в комфортной обстановке и не будут никак притесняться, им не будут угрожать.
Вот когда возникла именно такая ситуация – ситуация с возможными угрозами и притеснениями, и когда народ Крыма начал говорить о том, что он стремится к самоопределению, тогда, конечно, мы и задумались о том, что нам делать. И именно тогда, а не какие-то там 5, 10, 20 лет назад было принято решение о том, чтобы поддержать крымчан…
Нет, ничего не готовилось, всё делалось, что называется, с колёс, исходя из реально складывающейся ситуации и требований текущего момента, но исполнялось действительно в высшей степени профессионально… Более того, я вам скажу, что до последнего момента, просто до последнего дня я в той речи, которую потом произносил в Кремле, не писал последней фразы, а именно: вношу в Федеральное Собрание Федеральный закон о присоединении Крыма, потому что я ждал результатов референдума. Одно дело – это социологические исследования, одно дело – настроения определённых групп, а другое дело – волеизъявление всех граждан этой территории в целом. Для меня очень важно было узнать, увидеть, каково же это волеизъявление.
И когда стало ясно, что явка составила 83 процента, что 96 с лишним процентов высказались за присоединение к Российской Федерации, стало очевидно, что это абсолютное, просто практически полное большинство, если не сказать, всё крымское население. В этих условиях поступить иначе мы не могли…
…значительная часть современных кораблей, судов обеспечения будет переведена именно в Севастополь из Новороссийска. Это даст нам возможность в определённой степени даже и средства сэкономить, это первое.
И, второе, в Крыму очень хороший потенциал с точки зрения судостроения и судоремонта, поэтому значительные объёмы будут в этом смысле сосредоточены для ремонта и кораблестроения на крымских верфях. Но уже на первом этапе Министерство обороны Российской Федерации разместило заказ на одной из верфей на общую сумму 5 миллиардов рублей. И, безусловно, мы будем наращивать и наращивать этот потенциал Крыма, он не востребован сегодня, он простаивает…
И конечно, Севастополь, сейчас только что было об этом сказано, это знает каждый российский гражданин, Севастополь – это город русской военно-морской славы, мы именно из этого и будем исходить, именно этим и будем руководствоваться…
Я сейчас не говорю, и мы ещё наверняка к этому вернёмся, о той помощи, которую Россия оказывала Украине в течение многих-многих лет. Она выражается, если переводить это всё в денежную форму, в сотнях миллиардов долларов…
Против кого направлены действия НАТО, куда оно расширяется к нашим границам, зачем?…
Ну, во-первых, надо прямо сказать, всё-таки национальный, этнический состав Крыма отличается от юго-востока Украины… Этнический состав там примерно 50 на 50…
Вот эти территории, я только что об этом сказал, были переданы в состав Украины в середине 20-х годов, и потом вплоть до 1954 года, когда Крым уже отдали зачем-то в Украину…
…я уже говорил о том, что и решение окончательное о возвращении Крыма в состав Российской Федерации было принято только по результатам референдума. Когда я увидел результаты, когда я увидел, что практически всё население «за», повторяю, у нас выбора даже другого не было и другого решения быть не могло…
Россия не присоединяла Крым силой. Россия создала условия, с помощью, конечно, специальных формирований и Вооружённых Сил, я прямо скажу, но создала только условия для свободного волеизъявления людей, которые проживают в Крыму и Севастополе. А решение о присоединении приняли сами люди. Россия откликнулась на этот призыв и приняла Крым и Севастополь в свою семью…
…когда инфраструктура военного блока подвигается к нашим границам, то это вызывает у нас определённое опасение и вопросы. Мы должны предпринимать какие-то ответные шаги, и это тоже ведь правда, в этом нам тоже никто не может отказать. И это вынуждает нас к каким-то ответным действиям. Сейчас я воспользуюсь этим и два слова ещё скажу про наши переговоры по системе противоракетной обороны, что не менее важно, а может быть, более важно, чем расширение НАТО на восток. Кстати говоря, и наше решение по Крыму в том числе было связано отчасти и с этим.

Конечно, прежде всего и главным образом это поддержка крымчан. Но и соображение такого порядка, что если мы ничего не сделаем, то в какое-то время, руководствуясь теми же самыми принципами, втащат в НАТО Украину и скажут: «Вас это не касается», – и натовские корабли окажутся в городе русской военно-морской славы – в Севастополе.
Но дело даже не в эмоциональной стороне этого вопроса, а дело в том, что Крым, конечно, выдаётся в Чёрное море, как бы в центре находится. Но, исходя вроде из военных соображений, он такого значения, как в ХVIII–ХIХ веках, не имеет, имея в виду наличие современных ударных средств поражения, в том числе и береговых.
Но если туда зайдут войска НАТО – а они же там поставят эти ударные средства, – тогда для нас это имеет уже геополитическое значение: тогда Россия окажется практически выдавленной из Причерноморья. У нас остаётся маленький кусок берега – 450 или 600 километров. Всё!
И это – реально – выдавливание России из этого очень важного для нас региона мира, за который сколько косточек русских положено в течение всех предыдущих веков. Это серьёзная вещь…
Но мы должны и будем учитывать эти обстоятельства и соответствующим образом реагировать. То же самое происходит, как я сейчас только сказал, и с нашими переговорами по размещению элементов противоракетной обороны США. Это не оборонительная система, это часть наступательного потенциала, вынесенного на периферию. И нам говорят: «Это не против вас».
Но, вы знаете, на экспертном уровне все прекрасно понимают, что размещение этих систем ближе к нашим границам перекрывает позиции наших ракет, стратегических ракет наземного базирования… И когда размещают эти элементы в Европе, тогда – мы уже много-много раз об этом говорили – нам придётся что-то делать в ответ…

1 июля 2014 г.
Какой реакции наши партнёры ожидали от нас при том, как разворачивались события на Украине? Мы, конечно, не имели права оставить крымчан и севастопольцев на произвол воинствующих националистов и радикалов, не могли допустить, чтобы был существенно ограничен наш доступ к акватории Чёрного моря, чтобы на крымскую землю, в Севастополь, овеянный боевой славой русских солдат и матросов, в конце концов, а я думаю, достаточно быстро, пришли бы войска НАТО и был кардинально изменён баланс сил в Причерноморье. То есть практически всё, за что Россия боролась начиная с петровских времён, а может быть, и раньше, историки знают лучше, – всё это фактически было бы вычеркнуто…
Подчеркну, происшедшее на Украине – это кульминация негативных тенденций в мировых делах, и они накапливались годами. Мы давно об этом предупреждали – к сожалению, наши прогнозы сбываются.

19 февраля 1954 года решением Президиума Верховного Совета СССР Крымская область была передана из РСФСР в состав Украинской ССР.

Прелюдия

Это событие до сих пор никого не оставляет равнодушным. Спорят историки, спорят простые граждане двух ныне независимых государств. Почему, зачем? Попытаемся разобраться объективно.

В 1954 году изменение административных границ между советскими республиками было простой формальностью, вроде бы приуроченной к 300-летию Переяславской рады, провозгласившей воссоединение Украины с Россией. Власть приняла решение, все дружно сказали «одобряем и горячо поддерживаем» и зажили, как и прежде. Никто тогда и не думал, что Союз нерушимый прикажет долго жить, и мы после 1991 года разбежимся по своим национальным квартирам, а между квартирами появятся пограничники, таможни и другие мешающие обычным путешественникам контролирующие структуры.

Государственная мудрость?

На том февральском заседании Президиума Верховного Совета СССР присутствовало меньше половины его членов, 13 из 27, все проголосовали «за», некоторые пытались объяснить необходимость изменения границ. Отто Куусинен, председатель Президиума Верховного Совета Карело-Финской ССР, сказал даже так: «Такой великий народ, как русский, без всяких колебаний великодушно передал другому братскому народу одну из своих областей». Его коллега с Украины Демьян Коротченко вообще назвал это событие «замечательным актом братской помощи». Чуть позже Президиум ЦК КПСС принял окончательное решение, утвердив присоединение Крымской области к УССР. Всё обсуждение длилось не более 15 минут.

Принято считать, что идея передачи полуострова принадлежала первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущёву. По сути, это было очередным волюнтаристским решением советского руководителя. Правда, и другие тогдашние вожди в стороне не стояли. Правительство возглавлял Георгий Маленков, а указ Президиума Верховного Совета СССР подписывал его председатель Климент Ворошилов. До сих пор остаётся непонятным вопрос о статусе Севастополя. С 1948 года город Севастополь выделялся в самостоятельный административно-хозяйственный центр, он имел категорию города республиканского подчинения. Но в 1954 году вместе с Крымом Севастополь оказался переданным в состав Украинской ССР.

Существует легенда, что Никита Сергеевич придумал сделать такой подарок после двух стаканов коньяка, а на вопрос, зачем это нужно, ответил коротко: «Так проще». Конечно, мотивы для принятия такого решения у Хрущёва и его соратников были. Историки выделяют три важнейших из них.

Во-первых, страна готовилась отметить 300-летие Переяславской рады. Во-вторых, Хрущёв возглавлял в 1938-1949 годах партийную организацию Украины и был причастен к массовым репрессиям; документы об этом он уже приказал уничтожить, но для упрочения позиций ему нужен был масштабный политический жест, способный порадовать киевское партийное и советское начальство, знавшее о неблаговидных сторонах его правления. А, в-третьих, нельзя отменить мотив экономический.

В первые послевоенные годы сельское хозяйство в Крыму оказалось в очень тяжёлом положении. К 1950 году производство зерна на полуострове было меньше в пять раз по сравнению с довоенным временем, в два раза меньше было производство овощей и в два раза снизилось производство табака.

В 1953 году Хрущёв побывал в Крыму лично. Его поразило, что в южном краю практически отсутствовали овощи и фрукты, а новые переселенцы завалили высокого гостя жалобами на непривычные условия существования. По словам очевидцев, именно в это время у Никиты Сергеевича созрела мысль передать проблему возрождения Крыма в ведение территориально близкой УССР. Самое интересное, что и сегодня некоторые горе-политики придерживаются мнения, что только Украина могла позаботиться о полуострове. Да, забота была, но эта забота осуществлялась под жёстким контролем правительства Советского Союза. Вот и превратился Крым во Всесоюзную здравницу. А у УССР какой-то самостоятельной, расходящейся со всесоюзными планами стратегии развития полуострова не было и быть не могло.

Возвращение в родную гавань

После 1991 года развитие Крыма стало на глазах угасать, большие потенциальные возможности развития экономики и курортной отрасли были провалены, нарастало народное недовольство киевскими властями и прибравшими к рукам самые лакомые куски собственности украинскими олигархами.

А после 1991 года началось то, что ни один украинский руководитель при советской власти себе позволить не мог. В середине 2014 года после долгого перерыва я приехал в Крым на лечение и не узнал полуостров. В санатории, где лечился, осталось только несколько процедурных кабинетов, территория была запущена, служебные помещения развалились, пруды пересохли. За время независимости денег в санаторий не вкладывали, существовали за счет платной медицины. Разруха была везде. Дороги напоминали фронтовые, не осталось заводов, ферм, садов, виноградников. Зато повсюду выросли заборы, ограждающие земли киевских и местных начальников. Местный таксист сказал мне, а неплохо бы выставить счёт Украине за то, что они сделали с краем за 23 года независимого правления.

Несмотря на все усилия по украинизации, население полуострова оставалось преимущественно русским. В 2001 году проводилась украинская перепись населения. Вот что говорят факты о населении полуостров: 58,3% – русские, 24,3% – украинцы, 12,1% – крымские татары. Новая перепись, проходившая уже в Крымском федеральном округе Российской Федерации, показала, что русскими себя считают 68% крымчан, украинцами – 15,7% и крымскими татарами – 10,6%.

Решение населения Крыма присоединиться к России, принятое в марте 2014 года на референдуме впечатляющим большинством (96,77%), показывает, что жители полуострова продолжали считать себя частью России. Пять лет назад крымчане возвратились в родную гавань. А хрущёвский эксперимент по перекройке границ остался в далеком историческом прошлом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *