Как привлечь директора школы к ответственности?

Боковской межрайонной прокуратурой проведена проверка исполнения МБОУ «Боковская СОШ им. Я.П. Теличенко» законодательства об образовании, соблюдении лицензионных требований и условий.

Согласно подп. «д» п. 6 Положения о лицензировании образовательной деятельности, лицензионными требованиями к лицензиату при осуществлении образовательной деятельности являются: наличие в штате лицензиата или привлечение им на ином законном основании педагогических работников, имеющих профессиональное образование, обладающих соответствующей квалификацией.

Нарушение этого лицензионного требования, в силу пп. «а» п. 9 названного Положения о лицензировании образовательной деятельности является грубым нарушением лицензионных требований.

Проведённой проверкой установлено, что директор МБОУ «Боковская СОШ» заключила трудовой договор и приказом назначила на должность заведующим филиала МБОУ «Малаховская ООШ» лицо, не имеющее высшего профессионального образования, тем самым грубо нарушила лицензионные требования в сфере образования.

По результатам проверки Боковским межрайонным прокурором в отношении директора МБОУ «Боковская СОШ» возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 19.20 КоАП РФ, которое рассмотрено, должностному лицу назначен штраф в размере 20000 руб., по итогам рассмотрения внесенного представления нарушения устранены, директор привлечена к дисциплинарной ответственности.

Если вы — директор компании, обязательно прочтите эту статью.

Если вы специально ничего не нарушаете, это не означает, что вас, как директора, невозможно привлечь к уголовной ответственности. Незнание закона не освобождает от ответственности. В этом обзоре мы разберем, за какие действия директору может грозить уголовный срок.

Если коротко, то уголовная ответственность директора наступает в двух случаях:

1. Когда нарушены права граждан.

2. Когда совершено экономическое преступление.

Какие права можно нарушить

Отказ в трудоустройстве. Вы отказали в приеме на работу беременной или женщине с ребенком до трех лет или уволили ее — такая ответственность прописана в 145 статье УК РФ.

Невыплата зарплаты. Вы не выплачивали сотрудникам зарплату более двух месяцев из корыстных соображений.

Превышение полномочий. Вы нарушили авторские права — статья 201 УК РФ. Или совершили подкуп — статья 204 УК РФ.

За какое экономическое преступление директору положена уголовная ответственность

Незаконная предпринимательская деятельность. Привлечение директора к уголовной ответственности возможно только если пострадали граждане или государство, а компания получила прибыль и деятельность велась в особо крупных размерах. Если нет — отделаетесь штрафами. В крупных размерах, это когда выручка или ущерб равна или превышает 1,5 миллиона рублей. Особо крупные размеры — от 6 миллионов рублей. Подробнее рассказывает статья 171 УК РФ.

Отмывание денег. Согласно статье 174 УК РФ, речь идет о фиктивных сделках в целях придания правомерности незаконно полученным деньгам. Срок светит только за отмывание в крупных размерах или если преступление совершено группой лиц, по предварительному сговору или с использованием служебного положения. Крупный размер — это от 1,5 миллионов рублей.

Неправомерные кредиты. Статья 176 УК РФ описывает как уголовное правонарушение получение льготных условий кредитования или кредита с помощью предоставления ложных данных о хозяйственном положении или финансовом состоянии, а также незаконное получение государственного целевого кредита не по прямому назначению с ущербом для граждан, организаций или государства.

Уклонение от уплаты долгов. Но только если оно — злостное, то есть после вступления в силу судебного акта с решением об уплате, с переменой расположения компании, чтобы скрыться от приставов и другими подобными действиями. Подробно описано в статье 177 УК РФ.

Нечестная конкурентная борьба. Уголовная ответственность генерального директора наступает, если ущерб составил от 1 миллиона рублей, согласно статье 178 УК РФ.

Присвоение чужого товарного знака. Если ущерб составил от 1,5 миллионов рублей, согласно статье 180 УК РФ.

Коммерческий подкуп. Например, взятка за то, чтобы поставщиком взяли конкретную компанию. Подробнее читайте в статье 204 УК РФ.

Преднамеренное и фиктивное банкротство. Преднамеренное банкротство — это когда директор умышленно довел до банкротства. Например, заключая сделки на невыгодных условиях, выдавая кредиты, зная, что их не вернут и так далее. Фиктивное — заведомо ложная информация о банкротстве предприятия. Но уголовная ответственность грозит, если кредиторам причинен крупный ущерб — от 1,5 миллионов рублей. Более подробно это правонарушение описано в статье 196 УК РФ и статье 197 УК РФ. Опасность этой статьи УК кроется в том, что в реальности бывает довольно сложно отличить злонамеренность от риска и реальной неудачи.

Уклонение от уплаты таможенных сборов. Но если уклонение в крупных размерах — от 1,5 миллионов рублей. Или по предварительному сговору, согласно статье 194 УК РФ.

Налоговые преступления. Если задолженность составила 2 миллиона рублей или выше за 3 года. Подробнее описано в статье 199 УК РФ и в Налоговом Кодексе.

Разглашение коммерческой тайны. Статья 183 УК РФ предлагает несколько версий наказаний — от штрафа до заключения, на усмотрение суда.

Залог безопасности

1. Ответственно принимать пост. Дела бывшего директора могут стать причиной уголовной ответственности нового. Поэтому дела у предшественника нужно принимать официально, в присутствии комиссии.

2. Внимательно относиться к ведению документации. Фиксируйте все: сохраняйте квитанции, маркетинговые планы, все, что может пригодиться потом в суде, чтобы доказать вашу добросовестность и отсутствие злых намерений. Следите за тем, что подписываете и внимательно читайте все документы.

3. Заручиться помощью юристов. У больших компаний есть отдельная юридическая служба, небольшие, но предусмотрительные — подписывают договор с юридической фирмой на аутсорсе или берут юриста в штат. Чтобы сохранить собственную безопасность, найдите хорошего юриста и заранее подпишите с ним договор, чтобы в случае форс мажора он мог законно представлять ваши интересы.

Преподавательница английского языка Юлия Игнатова обнародовала информацию о том, что директор общеобразовательной школы №40 Кургана Зинаида Волосникова пытается заставить учителей подписать соглашение, запрещающее давать интервью без согласования с администрацией школы.

Эти меры пытаются принять после того, как Игнатова рассказала СМИ о предвыборной агитации в школе, которая противоречит закону. Директор заставляла учителей убеждать родителей голосовать на выборах в городскую думу Кургана за кандидата от «Единой России» Ивана Портнова. Зинаиду Волосникову признали виновной по статье 5.11. КоАП «Проведение предвыборной агитации лицами, которым участие в ее проведении запрещено федеральным законом». В разговоре с Радио Свобода Юлия Игнатова рассказала о том, как она противостоит давлению со стороны администрации школы и почему учителя предпочитают молчать.

– До лета у меня не было конфликтов с директором школы или с администрацией. В августе Волосникова собрала учителей и убедительно попросила их «поработать» с родителями, чтобы они голосовали за единоросса. Меня возмутило такое требование. Тем более директор была председателем окружной избирательной комиссии с правом решающего голоса. Я отнесла запись в КПРФ, на Волосникову написали жалобу и ее осудили за незаконную агитацию.

– Почему в КПРФ? Вы в ней состоите?

– Я не состою в КПРФ, в других партиях тоже. Я не занимаюсь политикой. Я вижу конкретную проблему и ищу людей, способных помочь ее решить. Я подумала, что раз КПРФ против «Единой России», то там меня поддержат. В КПРФ очень удивились тому, что я согласна предоставить доказательство и пойти в суд. Педагоги нередко жалуются на административное давление, но они чаще всего не готовы открыто бороться. Так мне сказали в КПРФ.

Я не хочу, чтобы нас, педагогов, принимали за безмолвную бесправную массу

– Почему вы приняли решение бороться?

– Мне было обидно за очередное унижение учителей. Я не хочу, чтобы нас, педагогов, принимали за безмолвную бесправную массу. На жалобы учителей родители отвечают: «Вы сами виноваты – своими руками делаете вбросы на выборах, позволяете себя использовать как административный ресурс». Я не понимаю, как мы можем потворствовать «Единой России», если власть делает все для разрушения системы образования. Я, когда публично рассказала о действиях директора, не думала о последствиях, но они не замедлили себя ждать. Сначала у меня забрали классное руководство. Но за меня вступились родители учеников, и руководство классом мне вернули. Начались проверки по жалобам от якобы родителей учеников четвертого класса. Меня обвинили в высокомерном поведении и занижении оценок. После проверок мне вынесли дисциплинарное взыскание, не объяснив ни устно, ни письменно, в чем моя вина. Я не прогуливала, не опаздывала и выполняла все требования в соответствии с моими обязанностями. Я писала жалобы на действия директора в разные инстанции, но получала отписки. Зато в феврале Курганская областная дума наградила Волосникову почетной грамотой. В результате мне пришлось отказаться от преподавания в четвертых классах. Я потеряла около 5 тысяч рублей – четверть моей зарплаты. Затем меня отстранили от работы в школе из-за того, что я не сделала по медицинским показаниям прививку от гриппа. После того, как я рассказала об этом СМИ, администрация приняла справку о медотводе и я вернулась к работе. Школьная администрация продолжает меня проверять, создается впечатление, что директор школы давит на меня, вынуждая уволиться. Сейчас Волосникова пытается заставить педагогов подписать дополнительное соглашение, где есть пункт о запрете давать интервью без согласования с администрацией школы. То есть нам хотят запретить выносить сор из избы. Все учителя, кроме меня, подписали это соглашение. Я считаю этот пункт нарушением права на свободу слова. И я буду отстаивать право учителей на свободное высказывание. В средней школе очень много проблем, и мы не должны молчать об этом. Я познакомилась на митинге против добычи урана в Курганской области с координатором штаба Навального Алексеем Шварцем и вступила в «Альянс учителей».

Судебный приказ в отношении директора школы №40 Кургана Зинаиды Волосниковой

– Сколько в курганском «Альянсе учителей» педагогов, кроме вас?

– Пока только один.

– Вы не боитесь потерять работу?

– Я не боюсь потерять работу, так как уверена в себе. У меня есть руки, ноги и голова: я без дела не останусь. Кроме того, я могу рассчитывать на помощь мужа.

– Директор не ответила на письмо с просьбой о комментарии для Радио Свобода. Мне не удалось дозвониться до Зинаиды Волосниковой. Сотрудник школы №40 Кургана сказала, что директор в департаменте образования. Вы пытались обсудить эту ситуацию с директором?

– Мы с ней недавно впервые поговорили о нашем конфликте. Ее об этом попросил заместитель главы города. Директор спросила, какая у меня цель. Я ответила, что моя цель – избавить учителей от рабского положения. Я объяснила, что нас нельзя использовать как административный ресурс и с нашим мнением надо считаться. Жалобы я пишу только в ответ на преследования со стороны администрации школы. Директор ответила, что я неправильно на все реагирую.

Я ответила, что моя цель избавить учителей от рабского положения

– Педагоги вас поддерживают?

– Возможно, где-нибудь в укромном месте за чашечкой чая поддерживают. Я на это надеюсь. У меня хорошие рабочие отношения с коллективом. Лишь один-два учителя со мной перестали общаться. Я понимаю своих коллег: ими движет страх за будущее, который сковал многих людей в нашей стране. Учителя уверены, что они, маленькие люди без связей и больших денег, ничего не смогут изменить. У многих педагогов огромная нагрузка, кредиты, которые надо вовремя выплачивать. Учителя бегут по замкнутому кругу, подавленные разными обязательствами. У коллег нет сил и времени на борьбу. Бедность и страх мешают педагогам защищать свое достоинство. На днях всех педагогов, кроме меня, собрали в кабинете и показывали ролик, который обо мне сделал штаб Навального. Заместитель директора говорила, что я порчу имидж школы и не могу успокоиться. Но коллеги, я уверена, понимают, что не я заставляю их голосовать за «Единую Россию» и не я делаю так, что цели учителей и власти в том, что касается образовательного процесса, расходятся.

– Какие конкретно проблемы вы видите в средней школе?

Чиновников интересуют только многочисленные отчеты, а не настоящие проблемы педагогов и учеников

– Я могу говорить пока только о своей школе. Я работаю в обычной школе, где учатся дети рабочих, продавцов, уборщиц, воспитателей. У меня создается впечатление, что власть не заинтересована в качественном массовом образовании. Образовательный процесс часто отражается только на бумаге. Такое ощущение, что чиновников интересуют лишь многочисленные отчеты, а не настоящие проблемы педагогов и учеников. Чиновников не волнует, что учителя перегружены работой. За зарплату 30 тысяч рублей они вынуждены брать две ставки, проводить уроки много часов подряд. В результате педагоги выгорают, болеют, теряют любовь к своему предмету. Например, в штате нашей школы недостаточно преподавателей английского. Я не гонюсь за деньгами, я хочу тщательно готовиться к урокам. Но нагрузка, которая ложится на преподавателей английского, не позволит мне сократить часы ради качества работы. Другая проблема – в нашей школе больше не разделяют младшие классы на подгруппы для изучения английского языка. Насколько мне известно, директор может разделить группы, но не делает этого. В больших группах очень трудно и преподавать язык, и получать знания. В группах английского языка должно быть максимум 12 человек, а в нашей школе учеников на уроках английского в два раза больше. В начальной школе надо создать условия, поддерживающие интерес детей к языку. Формирование мотивации – это самое главное в процессе обучения. Я хочу, чтобы у моих учеников на уроке глаза горели, чтобы им было интересно. Для этого у учителя должна быть возможность уделить время каждому ученику.

– Как вы мотивируете учеников?

Приказ о дисциплинарном взыскании

– Ученики старших классов однажды сказали мне, что они не хотят учить английский, потому что за границу они уезжать не собираются. Я не стала на них давить. Я им объяснила, что изучение языка тренирует память, формирует навыки работы с информацией, расширяет кругозор и открывает новые перспективы. Мне удалось убедить детей, они прекратили «бунтовать» и сейчас учат английский с интересом. Еще меня расстраивает, что я не могу на уроках использовать современные технологии и интернет. XXI век на дворе, а для нас ​проектор – это роскошь. Меня огорчает такая ситуация, потому что учитель должен, на мой взгляд, не только давать знания, но и показывать ученикам перспективу. Среди моих учеников есть дети из семей, где не принято желать многого. Такие дети смотрят на родителей и тоже ничего не

хотят. А мне хочется, чтобы мои ученики верили, что они могут больше и достойны лучшего. Я хочу, чтобы мои ученики воспользовались шансом выучить язык и благодаря этому изменили бы свою жизнь. Хороший английский – это возможность сделать карьеру, путешествовать, легко общаться со всем миром. Я стараюсь как можно больше говорить на английском во время уроков и приучаю детей слушать английскую речь. Я показываю им фильмы на английском, мы обсуждаем, как устроена жизнь в англоязычных странах. Для меня очень важно организовать на уроке языковую среду. Да, наша школа не престижный лицей для элит, но наши дети тоже должны повышать свою планку ожиданий.

– У меня создается ощущение, что вы в систему среднего образования пришли недавно. Это правда?

– Да, я начала работать в школе ровно 4 года назад. Я долгое время была специалистом по продажам, работала с корпоративными клиентами. В какой-то момент я поняла, что мне это надоело. Я решила начать работать по профессии. Я сделала этот осознанный выбор не потому, что у меня нет других возможностей, а потому что я люблю английский язык и мне нравится учить. Я – человек не из системы, но я бы хотела остаться в системе образования и изменить ее в лучшую сторону.

12 октября в Высшей школе экономики лорд Майкл Барбер, экс-советник премьер-министра Великобритании, ныне старший партнер консалтингового агентства McKinsey, а также преподаватель и член Международного консультативного комитета ГУ-ВШЭ, представил новый доклад компании McKinsey «Лидеры системы образования: сравнительный анализ политики в отношении менеджеров образования в восьми странах».

Видеозапись семинара

Лекция прошла в рамках очередного заседания семинара Института развития образования ГУ-ВШЭ «Актуальные исследования и разработки в области образования».

Качество образования зависит не только от учителя, но и от директора школы. Именно поэтому в развитых странах проблеме подготовки школьных лидеров сегодня уделяется все большее внимание. В России, как заметил проводивший семинар и.о. проректора ГУ-ВШЭ Исак Фрумин, этот вопрос пока кажется не столь актуальным. Тем больше поле для дискуссий. Можно ли использовать рекомендации экспертов McKinsey в наших условиях? И какой будет роль лидера в условиях перехода школ к автономии?

Очевидно, интерес к этим темам привел на семинар бывших и действующих директоров учебных заведений, а также тех, кто занимается вопросами повышения квалификации. Что отличает лучшие образовательные системы? Откуда берутся те, кто ими управляет?

Факторы успеха

Успех образовательной системы зависит от наличия целого ряда характеристик. Прежде всего, это высокие стандарты, которые должны постоянно сравниваться с международными. Это также прозрачность информации о качестве обучения, внимание к каждому ребенку — дети должны иметь равные возможности получить хорошее образование.

Главное место в перечне факторов успеха отведено человеческому ресурсу. Лучшие системы набирают лучших учителей, и те должны постоянно совершенствовать свои педагогические знания и навыки. Так, в Сингапуре благодаря высоким зарплатам в школы идут учить детей 30% лучших выпускников университетов. А вот в США все наоборот: преподавать идут 30% худших. Совершенствуются они первые 2–3 года работы, а потом 30 лет не развиваются.

Многое значит и организационная структура. Необходимо эффективное центральное ведомство, но в то же время школам нужна и большая доля автономии: функциональная ответственность и управление бюджетом часто передается на школьный уровень.

Сегодня предстоит решить еще много вопросов. Какой должна быть учебная программа в XXI веке? Как надо менять состав преподавателей? Как обеспечить связь школы и внешкольного образования? Как управлять знаниями и распространять их быстрее, чем сейчас? И какова роль технологий во всем этом?

Очевидно, что для решения всех существующих проблем школы необходимы не только хорошие учителя, но и эффективные лидеры образования.

Выбор лидера как стратегия

Исследование McKinsey проводилось в школьных системах шести стран: Англии, Нидерландов, Новой Зеландии, США, Австралии и Канады (там были выбраны три провинции, у каждой из которых — своя система). На вопрос, почему были выбраны страны англо-саксонской группы, докладчик ответил, что их модели образования наиболее знакомы экспертам и не вызывают сомнений в эффективности стиля управления.

Одно из ключевых открытий последних десяти лет: выбор лидера — не только кадровая, но и стратегическая проблема. Разные системы имеют при этом много общего. Так, 79% опрошенных директоров считают, что развитию их школы способствует развитие ее преподавателей, поэтому большую часть своего рабочего времени они посвящают профессиональному развитию кадров, а не административному управлению. Правда, в Австралии 91% директоров говорит, что это важно, но только 5% могут это делать реально. В Нью-Йорке — 52%: дело в том, что в американской системе зарплата директора зависит от достижений учителей.

Есть тенденция отбирать лидеров как можно раньше и более тщательно. Так, в канадской провинции Онтарио существует очень сложная система для выявления и «выращивания» сотрудников с задатками управленца. В Йорке, таким образом, «на заметке» находятся 800 потенциальных лидеров для 200 школ. А в Сингапуре школа должна найти предполагаемых руководителей уже за первые 5 лет их работы в должности преподавателя. Отобранным педагогам дается возможность пройти серию тренингов — со временем они смогут брать на себя более ответственные менеджерские задачи.

Но что делать, если сотрудника с нужными качествами карьера директора привлекает мало? Не потеряет ли школа хорошего учителя, если тот будет вынужден заниматься составлением бюджета и решать хозяйственные вопросы? Да, в любом университете есть удивительные ученые, которые хотят писать книжки и читать лекции, а не становиться деканами. Точно так же в школах есть преподаватели, которые не хотят повышения по службе. Но, как отметил Майкл Барбер, как правило, для них есть параллельные карьерные лестницы — такие учителя могут стать лидерами в своей предметной области.

Докладчик также подчеркнул, что в лучших школьных системах декларируется принцип назначения директора на основе его личных заслуг, а не знакомств и связей. Даже в Англии это не всегда «срабатывает» — поскольку за назначение директора отвечают общественные комитеты. А вот в канадской провинции Онтарио рекомендации такому комитету дают профессионалы, имеющие опыт работы в образовании, — это позволяет снизить риск подобных проблем.

Нужен вызов

Во всех странах, где проводилось исследование, будущий директор должен сдать квалификационный экзамен, но главное, что ему надо приобрести, опыт. Лучше всего развивают лидерские навыки дискуссии с коллегами и возможность попробовать сделать что-то самостоятельно. Не умаляет ли это роли научного знания? Можно ли считать деятельность менеджера ремеслом — когда ученику следует просто наблюдать за тем, как работает мастер?

Да, курсы для директоров полезны, они дают некоторое представление о системе и являются базой для повышения уровня квалификации. Но, как заметил Майкл Барбер, этого недостаточно. Перед людьми надо ставить задачи, которые будут готовить их к новой роли. Нужен некий вызов. Скажем, в Англии заместитель директора на время его болезни становится и.о. директора школы — это позволяет ему потренироваться в приобретении необходимых компетенций на практике.

Хорошая программа развития лидеров может сократить путь от учителя до директора до десяти лет и даже меньше. Система менторов способна помочь, но люди, которые будут передавать свой опыт, должны обладать специальной подготовкой. В Англии при назначении на должность человек может выбрать себе в наставники трех старших товарищей, которые будут помогать ему следующие два года. И недостаточно просто смотреть на менторов, необходимо совместное обсуждение их методик решения сложных вопросов.

Увеличить количество потенциальных лидеров помогают также школьные сети. В Нью-Йорке 600 школ, объединенных в 6 кластеров, — эта сеть концентрируется на решении конкретных проблем. В Онтарио также есть восемь сетей, в каждой из которых решаются свои проблемы, и директора переходят из одной сети в другую. Что касается оценки эффективности преподавателей — по мнению опрошенных директоров, если она призвана лишь укрепить дисциплину, вряд ли это будет способствовать развитию лидерства.

Если в школе слабый лидер, помочь ему может среднее звено управления. Но как ставится подобный диагноз? И стоит ли пытаться исправить положение — или лучше сразу сменить такого менеджера? По словам сэра Майкла, это устанавливается либо после результатов тестирования или инспектирования, как в Нью-Йорке, Англии, Австралии или Новой Зеландии, или после жалоб родителей, каких-либо неудачных решений. Если школа неоднократно показывает плохие результаты, директора снимают и назначают нового. Но обычно такие проблемы решаются довольно легко. Иногда у руководителя очень хороший потенциал — просто бывают срывы и трудности, с которыми ему надо помочь.

Как и почему директор школы оставляет свой пост? По словам Майкла Барбера, во всех странах в основном это происходит с выходом на пенсию. Многие опасаются давления бюрократической отчетности и вообще бюрократии. Но в Англии об этом беспокоятся только когда становятся директорами — затем проблема уходит на задний план. Некоторые люди стремятся занять более высокое место в системе — создают кластеры.

И все-таки где брать новых лидеров? В США учителем может стать работник из другой профессиональной сферы. Возможно ли привлечение директоров из бизнес-среды? Такие попытки были в Нью-Йорке и Нидерландах. Но, как заметил докладчик, в обеих системах эти программы не играют большой роли в привлечении кадров. Все-таки, имея опыт педагога, стать директором легче. Люди со стороны чаще занимают чисто административные должности.

Имеют ли значение профессиональные конкурсы? В Великобритании не проводится столь масштабных соревнований подобного плана, хотя на ВВС существуют премии для лучшего директора школы. Конечно, это важно в плане признания, вызывает интерес общественности, но это не лучший способ изменить систему.

Есть ли связь между самостоятельностью школы и наличием сильных лидеров? Исследование не дает оснований для таких выводов. Но во всем мире есть тенденция: давать больше автономии, чтобы школы эффективнее использовали свои ресурсы и отвечали за них.

Нет ли здесь противоречия — директор должен заниматься повышением качества образования с точки зрения его содержания, а от него ждут чисто административной работы? Как указал лорд Барбер, на самом деле после первой фазы развития в автономии директора начинают понимать, как лучше использовать время работников. Ведь в школах фактически та же модель, что в бизнесе — люди работают, чтобы получать от этого экономическую ценность. Часто директора занимаются только подбором учителей, но не смотрят на бюджет — говорят, что и так проблем хватает… Но это до тех пор, пока люди не почувствовали независимость и самостоятельность.

А как в России?

По замечаниям участников семинара, противопоставлять менеджерскую деятельность и педагогическое образование невозможно. Хороший директор — профессионал в обеих областях. Ему требуется и знание образовательного права, и экономическая подготовка — особенно, если в школе большой блок дополнительных услуг.

Вообще российский директор в последние двадцать лет — это человек, которому «слишком много нужно»; он может позволить себе то, чего не позволяют себе его коллеги в цивилизованных странах. И это нормально, потому что общественные советы в большинстве случаев еще недооформились, приходится сталкиваться с абсолютно незрелыми позициями и точками зрения — и игнорировать их. Школьные ресурсы, которыми ему надо управлять, весьма многообразны, нужно уметь выстраивать их в наилучшую конфигурацию.

Ирина Абанкина

По мнению директора Института развития образования ГУ-ВШЭ Ирины Абанкиной, наиболее интересный вывод доклада — согласованность директоров в достижении результатов и организация профессиональных сетей. Ряд национальных республик, получивших суверенитет, сумели связать идею самоидентификации с изменением состава и развитием школьных руководителей. В России же пост директора часто видится ему «венцом» карьеры, нет хороших стимулов для создания профессиональных и культурных сетей — это тормозит развитие и ротацию директорского корпуса. Говорить об автономии пока рано — большинство школ еще не пробовали ее на вкус.

В заключение Майкл Барбер отметил, что по международным данным, автономия сама по себе не так уж хорошо работает, если не ввести вместе с ней отчетность по успеваемости. При этом директор всегда должен смотреть на свою школу как на элемент системы — видеть ее в контексте перспектив развития города и страны.

Мария Салтыкова, специально для Новостной службы портала ГУ-ВШЭ
Фото Полины Фроловой

Презентация к докладу Майкла барбера

Здравствуйте! У нас в школе, на начальной ступени, весь педагогический коллектив настроен негативно на

своего непосредственного руководителя, т.е ЗАВУЧА. На это есть причины. Это грубое отношение к педагогам,

публичное унижение педагога перед детьми, перед родителями. Мненние других педагогов ЗАВУЧ не воспренимает вообще.

По рабочим вопросам помощи и решения проблем со стороны завуча нет. Проверка с комитета образования показала,

что со стороны ЗАВУЧа осуществлялся очень слабый конторль за ведением документации педагогов и многое другое.

ЗАВУЧем она работает 4 года. Я, как директор школы, принял решение снять ее с дожности ЗАУЧа немедленно (это ее основная работа,

а как педагог по совместительству) , хотя она настаивает что сама напишет заявление о

снятии ее с должности после того, как закончится учебный год. Но ее нужно снять с дожности уже сегодня,

в противном случае до конца учебного года она сделает все возможное, при помощи психологического воздействия,

чтобы с начальной школы уволилось как можно больше преподавателей. Это она сделает в качестве мести.

Она об этом говорила некоторым преподавателям прямо в глаза. А я, как директор узнал об этом от самих преподавателей.

И они , чтобы не портить нервы, готовы уже завтра уволиться если ЗАВУЧЕМ останется она же. Этого я позволить не могу.

Преподавателей итак не хватает. Так что снимать ее с должности мне нужно уже сейчас.

Вот только какую статью ТК РФ ей можно предъявить? Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *