Исключение учредителя из ООО

Судебная практика по искам об исключении участника из ООО

Данный обзор является продолжением публикации об исключении участников коммерческих корпораций. Ниже выдержки из совместного постановления пленумов ВС и ВАС, обзор информационного письма ВАС на тему исключения из общества, а также свежайшая (2014 г.) судебная практика по искам об исключении участника из ООО.

Вопросы принудительного расставания с ООО несколько раз привлекали к себе внимание высших судебных инстанций.

В «стареньком» совместном постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 09.12.1999 г. № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», в п. 17 указывается, что рассматривая иск об исключении участника ООО, необходимо учитывать, кроме прочего, что: под действиями (бездействием), которые делают невозможной деятельность организации либо существенно ее затрудняют, следует, в частности, понимать систематическое уклонение без уважительных причин от участия в ОСУ, лишающее юр. лицо возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия. При определении, является ли допущенное нарушение грубым, необходимо, в частности, принимать во внимание степень его вины, наступление (возможность наступления) негативных для общего дела последствий.

В 2012 году ВАС посвятил вопросу исключения участника из общества с ограниченной ответственностью отдельное Информационное письмо (№ 151 от 24.05.2012).

В качестве примера приводятся следующие ситуации:

  • участник подделал протокол ОСУ, которым назначил нового директора, были внесены изменения в данные ЕГРЮЛ, новый директор заключил сделки по отчуждению имущества организации;

  • лицом, изгнания которого из компании требовали его «коллеги», рассылались контрагентам общества письма с ложной информацией о том, что организация находится в процессе ликвидации, в результате некоторые деловые партнеры отказались дальше с компанией сотрудничать;

  • учредитель, будучи ЕИО компании, заключил сделки по продаже имущества по заниженной стоимости;

  • ответчик, действуя от лица организации по доверенности, подписал несколько заведомо невыгодных для компании сделок;

  • участники на ОСУ проголосовали за решение, реализация которого сделала невозможной дальнейшую деятельность организации (приведен пример с одобрением крупной сделки по продаже производственных помещений компании по заниженной цене);

  • лицо систематически уклонялось от участия в собраниях, в результате чего общество лишилось возможности принятия ряда важных решений (принятия устава в новой редакции, необходимого для того, чтоб удовлетворить требованиям в сфере деятельности организации). Оправдания типа «длительной болезни» суды не удовлетворяют – даже в случае невозможности личного присутствия на собрании, всегда можно направить представителя;

  • ответчик ходил «по инстанциям» (в различные гос. органы, включая правоохранительные, суды и т.п.) с заведомо ложными сведениями о деятельности общества, его участников, руководства и т.п. Существенно, что факт недостоверности сообщаемых таким участником сведений должен быть установлен судом.

ВАС указал, что не являются основаниями для исключения участника корпорации такие действия, как:

  • Голосование по вопросам повестки дня, которое не было направлено на причинения вреда компании (например, один из партнеров неоднократно предлагал одну и ту же кандидатуру на должность генерального директора, второй – все время голосовал против. В данном случае оснований для исключения нет, как нет их в ситуации, когда участник голосует против рискованного для компании, по его мнению, решения).

  • Отсутствие лица на собрании, если такое отсутствие не могло реально повлиять на принятие решения (например, когда кроме участника, которого пытаются исключить, на собрании отсутствовали иные лица, а также когда доля участия настолько мала, что на результаты повлиять он все равно не мог бы).

Важно, что обращаясь с соответствующим иском, необходимо вначале удостовериться в том, что собрание было организовано и проведено с соблюдением всех законодательных требований. Т.е. если выяснится, что лицо вначале не известили должным образом о собрании, а потом решили исключить, ссылаясь на неявку, то стоит ждать отказного постановления.

Сформулировал ВАС позицию и по вопросу о том, можно ли выгнать мажоритарного участника:

это возможно только в ситуации, когда уставом ООО не предусмотрен выход из ООО, а значит у «малышей» не остается никаких иных методов влияния на ситуацию. Вообще же исключение мажоритария – это крайняя мера, ведь надо помнить о необходимости выплаты стоимости доли, что в случае с «мажором», с большой вероятностью приведет, по сути, к остановке деятельности юридического лица.

Я бегло посмотрела, как в последние пару лет разрешали подобные споры арбитражи – с опорой на приведенные выше правовые позиции ВАС.

Источник: http://regforum.ru/posts/1147_sudebnaya_praktika_po_iskam_ob_isklyuchenii_uchastnika_iz_ooo/

АО не является публичным. Планируется исключить акционеров, которые не участвуют в жизни АО. Процент голосов, приходящихся на акции участника АО, которого планируется исключить из общества, неизвестен.
Каков порядок исключения акционеров из АО?

27 сентября 2017

Прежде всего отметим, что ни Гражданский кодекс РФ (далее — ГК РФ), ни Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон N 208-ФЗ) не содержат специальных норм, напрямую устанавливающих основания и правила исключения акционеров из акционерного общества (далее также — АО, общество).
Вместе с тем в п. 1 ст. 67 ГК РФ в числе прав участников хозяйственных товариществ и обществ предусматривается право требовать исключения другого участника из товарищества или общества (кроме публичных АО) в судебном порядке с выплатой ему действительной стоимости его доли участия, если такой участник своими действиями (бездействием) причинил существенный вред товариществу или обществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в том числе грубо нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или учредительными документами товарищества или общества. При этом особо подчеркивается, что отказ от этого права или его ограничение ничтожны.
Как прямо следует из приведенной нормы, а также из ее расположения в структуре норм ГК РФ, она распространяется на все виды хозяйственных товариществ и обществ, за исключением публичных акционерных обществ, то есть действует и в отношении тех акционерных обществ, которые не являются публичными. И хотя законодательство и не содержит полного перечня тех действий (видов бездействия), которые могут считаться причиняющими существенный вред обществу либо иным образом существенно затрудняющими его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в судебной практике сложилось достаточно определенное представление о том, какие действия (виды бездействия) могут расцениваться в качестве таковых.
Так, в п. 35 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление N 25) разъясняется, что к таким нарушениям, в частности, может относиться систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возможности принимать значимые хозяйственные решения по вопросам повестки дня общего собрания участников, если непринятие таких решений причиняет существенный вред обществу и (или) делает его деятельность невозможной либо существенно ее затрудняет; совершение участником действий, противоречащих интересам общества, в том числе при выполнении функций единоличного исполнительного органа (например, причинение значительного ущерба имуществу общества, недобросовестное совершение сделки в ущерб интересам общества, экономически необоснованное увольнение всех работников, осуществление конкурирующей деятельности, голосование за одобрение заведомо убыточной сделки), если эти действия причинили обществу существенный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили.
Таким образом, из вышеизложенного следует, что бездействие акционера непубличного АО, в том числе и в случаях, когда он не участвует в принятии общим собранием акционеров каких-либо решений, само по себе не может служить основанием для его исключения из общества, так как, по сути, такое участие является правом, а не обязанностью акционера (п. 1 ст. 65.2 ГК РФ, п. 2 ст. 31 Закона N 208-ФЗ). Для того, чтобы исключение могло иметь место, необходимо наличие негативных последствий в виде создающейся в результате этого невозможности общества принимать значимые хозяйственные решения, что, в свою очередь, реально причиняет существенный вред обществу и (или) делает его деятельность невозможной либо существенно ее затрудняет. При отсутствии таких последствий суды, как правило, отказывают в удовлетворении исков об исключении акционера из общества (смотрите, например, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2016 N 12АП-5656/16).
Однако, учитывая положения п. 4 ст. 65.2 ГК РФ, возлагающие на акционера общества обязанность участвовать в принятии корпоративных решений, без которых АО не может продолжать свою деятельность в соответствии с законом, если его участие необходимо для принятия таких решений, а также не совершать действия (бездействие), которые существенно затрудняют или делают невозможным достижение целей, ради которых создано общество, при наличии реальных негативных последствий бездействия, например, в случаях, когда неучастие акционера в общем собрании препятствует принятию устава АО в новой редакции, избранию членов ревизионной комиссии, совета директоров либо акционер не предоставляет сведения или не направляет уведомления, необходимые в соответствии с законодательством, бездействие акционера может являться основанием для его исключения из общества (смотрите, например, решение Арбитражного суда г. Москвы от 19.02.2016 по делу N А40-128264/2015).
В заключение отметим, что согласно разъяснениям, данным в п. 35 Постановления N 25, оценка степени нарушения участником хозяйственного общества своих обязанностей, а также установление факта совершения участником конкретных действий или уклонения от их совершения и наступления (возможности наступления) негативных для общества последствий производится судом. Следовательно, возможность исключения акционера из общества в каждом отдельно взятом случае определяется индивидуально, исходя из конкретных обстоятельств дела и имеющихся в нем доказательств.

К сведению:
Обращаем Ваше внимание на то, что в правоприменительной практике встречается позиция, согласно которой применение п. 1 ст. 67 ГК РФ к акционерам, владеющим акциями, на которые приходится 50 и более процентов голосов, существенно ограничивается. Суды, занимающие указанную позицию, исходят из того, что механизм исключения из общества его участников, установленный приведенной нормой, призван устранить препятствия в осуществлении деятельности обществом, тогда как исключение участника, на акции которого приходится паритетное или большее количество голосов, чем у иных акционеров общества, как раз приводит к невозможности дальнейшего осуществления таким обществом своей деятельности (смотрите, например, постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 01.07.2015 N Ф06-24491/2015).
Вместе с тем, нельзя не отметить отсутствие в самом п. 1 ст. 67 ГК РФ каких-либо ограничений или запретов на исключение из общества участника, владеющего долей в уставном капитале этого общества в размере 50% и выше. В частности, в отношении участников обществ с ограниченной ответственностью (далее также — ООО) правоприменительная практика приходит к выводу о возможности исключения из числа участников лица, владеющего 50% долей в уставном капитале этого ООО (смотрите, например, определение Верховного Суда РФ от 14.11.2016 N 305-ЭС15-2706, определение Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 309-ЭС16-15641).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

Источник: https://www.garant.ru/consult/civil_law/1138185/

В России действует простая, удобная и прозрачная процедура регистрации ООО. Законодательство конкретно и недвусмысленно регулирует все стороны деятельности этих организаций. Но вот исключение участника из ООО в существующих нормативных актах освещено скупо. Расплывчатые формулировки способствуют вынесению судами диаметрально противоположных вердиктов в аналогичных ситуациях.

Правовая основа

Деятельность ООО регламентируется Гражданским кодексом РФ. В ст. 67 утверждается право участников общества добиваться исключения любого акционера в судебном порядке с выплатой его доли. Основания: причинение серьезного ущерба, препятствование нормальной работе организации. Подробной расшифровки этих поступков ГК РФ не содержит. В нем говорится, что все касающиеся ООО вопросы подробно освещены в соответствующих законодательных актах.

В законе 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 года выбытию участника ООО без его согласия посвящена статья 10. Она состоит буквально из трех строк и содержит несколько важных положений. Во-первых, инициировать процесс исключения вправе акционеры, совокупный взнос которых в уставной капитал составляет не менее 10%. Во-вторых, причинами строгой меры воздействия могут быть:

  • грубое нарушение своих обязанностей
  • создание серьезных препятствий для работы организации вплоть до ее полного прекращения

Мешать функционированию ООО нарушитель может как действиями, так и бездействием. В 14-ФЗ нет детализации, в чем состоит нарушение обязанностей, как можно препятствовать деятельности ООО и т.д. В связи с отсутствием четких формулировок, суды оценивали эти обстоятельства по своему усмотрению. В 2012 году Президиум Верховного Арбитражного суда РФ опубликовал Информационное письмо от 24.05.2012 года № 151. В документе изложен анализ судебных решений по делам об исключении участников из ООО.

Типичные причины исключения

В письме ВАС содержится перечень оснований для удаления акционера, содержащихся в исковых заявлениях. Для каждого приведенного мотива сформулирована позиция суда, в какой ситуации следует удовлетворить иск, а в какой нет. Для полноценного пояснения выводов Президиум ВАС приводит примеры вынесенных судебных решений по конкретным делам.

Намеренное причинение вреда

В ст. 65.2 ГК РФ закреплена обязанность участников ООО не совершать действий, заведомо способных причинить вред обществу. Таким образом, наличие причиненного ущерба, подтвержденное документально, может стать основательной причиной для исключения. Ведь в этом случае участник грубо нарушает свои обязанности, а это попадает под действие ст. 10 14-ФЗ. В качестве примеров подобного нарушения в письме ВАС приводятся следующие действия:

  1. Подделка протокола, на основании которого в дальнейшем внесены изменения в ЕГРЮЛ
  2. Распространение ложной информации о ликвидации общества
  3. Направление предложений контрагентам о ведении переговоров с конкурирующей организацией

К грубым нарушениям обязанностей относится и заключение по доверенности ООО заведомо невыгодных контрактов, и многое другое.

Создание препятствий работе организации

Наиболее распространенным видом нарушения являются регулярное игнорирование общих собраний, а также голосование определенным образом. Суд принял решение исключить из ООО акционера, намеренно не посещавшего собрания, в повестке которых был вопрос о внесении изменений в действующий устав. В связи с отсутствием кворума, устав так и не был утвержден. Старая редакция не соответствовала нормам законодательства, за что организация была привлечена к ответственности.

Суд удовлетворит иск о вынужденном выбытии акционера из-за систематического отсутствия на общих собраниях при выполнении двух условий:

  1. Причинно-следственная связь между регулярными неявками участника ООО на собрания и наступлением негативных последствий для организации будет доказана
  2. Процедура подготовки и проведения собраний должна осуществляться по алгоритму, прописанному в учредительных документах

Если положено высылать приглашение на собрание заказным письмом, а секретарь отправила простое, это может быть причиной отказа в иске об исключении.

Инициирование проверок со стороны надзорных инстанций

Разновидностью затруднения деятельности ООО могут быть обращения участника общества в ИФНС, МЧС, полицию, службу санэпиднадзора, другие контролирующие органы с просьбой о проведении проверок. Даже если все контролеры не выявят никаких нарушений и не предъявят штрафных санкций, нормальная работа организации бывает нарушена. Чтобы добиться исключения, нужно аргументированно доказать, что участник передавал в надзорные инстанции заведомо ложные сведения. То есть ему было заранее известно, что сообщаемая им информация является недостоверной.

Когда исключать нельзя

В письме Президиума ВАС РФ описаны обстоятельства, при которых суды не станут поддерживать иски об исключении. Юристы приводят логичные обоснования такого подхода. В подобных случаях обращение с иском – это пустая трата времени и денег, лучше искать другие способы решения проблемы.

Неуплата доли

На основании ст. 65.2 ГК РФ внесение средств в уставной капитал является обязанностью акционера ООО. Неуплата положенной доли правомерно может расцениваться, как неисполнение обязанностей. На основании п. 3 ст. 16 14-ФЗ неоплаченная часть переходит в распоряжение общества, которое может ее реализовать. Негативных последствий для ООО неполная оплата взноса в уставной капитал одним из участников не несет. Суды не расценивают неуплату доли, как грубое нарушение, иск об исключении удовлетворен не будет.

Если у участника свыше 50% акций

В 14-ФЗ есть только одно ограничение, касающееся долей участников конфликта. Требующие исключения должны иметь в общей сложности не менее 10%. О доли того, кого планируется вывести из команды, ничего не говорится. Если представить себе, что убрать хотят обладателя, например, 80% акций, перспективы дальнейшей работы ООО после проведения такой корпоративной процедуры весьма туманны. Выбывшему нужно будет оплатить рыночную стоимость его доли. Найдут ли оставшиеся акционеры такую сумму? Если исключенный участник решит взять часть имущества, активы ООО будут изъяты почти полностью.

ВАС считает, что в такой ситуации решение об исключении, какими бы серьезными доказательствами оно не обосновывалось, никак не будет способствовать нормализации предпринимательской деятельности. А именно это является целью удаления одного из участников. Суд справедливо полагает, что при сложившихся обстоятельствах уместнее добровольно покинуть общество остальным акционерам. Такая возможность предусмотрена ст. 94 ГК РФ. В уставе ООО могут быть установлены ограничения для выхода акционеров и получения принадлежащей им доли. Чтобы учесть интересы всех сторон, ВАС полагает, что исключение участника с долей свыше 50% возможно, если добровольный выход серьезно ограничен.

Как оформить исключение

Сведения об участниках ООО содержатся в ЕГРЮЛ, обязанность ведения которого возложена на ИФНС. После вступления решения суда в законную силу необходимо подготовить заявление в налоговую о внесении изменений в реестр. Основанием для этого является приказ Минфина от 30.09.2016 года № 169н. Для заявления предусмотрена форма Р14001 (1111516 по КНД). Она утверждена приказом ФНС России от 25.01.2012 года № ММВ-7-6/25@. Эта форма содержит много страниц, предназначенных для регистрации различных изменений. При исключении участника заполняются следующие листы:

  1. Титульный лист. Вносится полное наименование ООО, коды ИНН и ОГРН. В специально отведенной ячейке проставляется: «1» в том случае, если в заявлении содержатся изменения данных о юрлице, «2» – если документ составлен с целью исправления обнаруженных ошибок
  2. Лист Д. Вверху в ячейке следует поставить код «2», потому что причиной внесения сведений является уведомление о выбытии участника. Затем пишется фамилия, имя, отчество и ИНН исключенного участника в таком виде, как они внесены в реестр. ИНН – не обязательный реквизит, его можно не проставлять
  3. Лист 3. Сведения о доле в уставном капитале, принадлежащей ООО. По закону взнос, выкупленный у исключенного участника, переходит к обществу. Этот факт и следует отразить на листе. Указывается доля в рублях и в процентах от уставного капитала
  4. Лист Р. Сведения о заявителе. Сначала указываются наименование, ИНН и ОГРН общества, затем – ФИО, ИНН, паспортные данные, дата и место рождения, домашний адрес руководителя или лица, действующего по доверенности

Скачать: форму заявления о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц

В ИФНС следует представить решение суда, как основание для выбытия. После того, как доля, отошедшая к ООО, будет распределена, нужно снова направить форму об изменениях. На представление документов у общества есть один месяц с того момента, как к нему перешла доля выбывшего акционера.

ОСНОВАНИЯ ИСКЛЮЧЕНИЯ УЧАСТНИКА ИЗ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ

ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ
Н.А. ТУЗОВ
Н.А. Тузов, заместитель руководителя отдела теории права, государства и судебной власти Российской академии правосудия, адвокат, кандидат юридических наук.
Толкование оснований исключения участника из общества с ограниченной ответственностью (далее — ООО), предусмотренных ст. 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО), — одна из актуальных проблем судебного правоприменения.
Согласно данной статье участники ООО, обладающие долей в размере не менее 10% уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который: 1) грубо нарушает свои обязанности; 2) своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет.
Таким образом, названы два общих самостоятельных основания исключения участника из ООО. При этом второе из них, в свою очередь, логически подразделяется на два подвида в зависимости от последствий поведения участника: а) когда он своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества; б) когда он своими действиями (бездействием) существенно затрудняет деятельность общества.
Судебное применение названных оценочных оснований, имеющих достаточно общий и неоднозначный характер, на практике вызывает затруднение в определении и признании их возможного конкретного выражения. В связи с этим возникает потребность в их конкретизации.
Во-первых, нуждаются в уточнении такие закрепленные в законе понятийные признаки данных оснований, как:
а) «грубое нарушение участником своих обязанностей»;
б) «свои обязанности участника» (неясно, идет речь только об обязанностях, названных в ст. 9 Закона об ООО, или о тех, которые перечислены в уставе, учредительном договоре и других внутренних документах ООО, либо имеются в виду все перечисленные обязанности);
в) «действия (бездействие) участника в обществах с ограниченной ответственностью»;
г) «делает невозможной деятельность общества»;
д) «существенно затрудняет деятельность общества».
Во-вторых, необходимо разъяснить, в чем, с точки зрения суда, все это должно и может выражаться практически.
Многозначно-оценочный характер названных оснований ставит их применение в неизбежную зависимость от произвольного усмотрения суда (судей) относительно их возможного конкретно-практического содержания. Видимо, именно это побудило высшие судебные инстанции дать толковательные разъяснения судам в отношении данных оснований. Так, в подп. «б» п. 17 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 указано, что под действиями (бездействием) участника, которые делают невозможной деятельность общества либо существенно ее затрудняют, следует, в частности, понимать систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании, лишающее общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников.
В подпункте «в» п. 17 указано, что «при решении вопроса о том, является ли допущенное участником общества нарушение грубым, необходимо, в частности, принимать во внимание степень его вины, наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий».
Таким образом, в названном Постановлении в порядке официального толкования дано примерное разъяснение общего понятия только одного основания — действий (бездействия) участника, которые делают невозможным или существенно затрудняют деятельность общества. В отношении же понятийного признака «грубое нарушение участником своих обязанностей» так же примерно указаны лишь его критерии: степень вины участника и наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий (без раскрытия последних). Такие критерии тоже являются оценочными, хотя и менее неопределенными по сравнению с законодательной формулировкой самого этого основания.
Другие же понятийные признаки указанных оснований остались без официального толковательного разъяснения для судебной практики.
Вместе с тем изложенный в судебном Постановлении N 90/14 такой, казалось бы, конкретизирующий понятийный признак, как «систематическое уклонение участника без уважительных причин от участия в общем собрании общества», все же не является достаточным разъяснением, поскольку неясно, какое количество уклонений (два, три, четыре) и за какой период (квартал, полгода, год) создает бесспорное для суда именно «систематическое уклонение» и что понимается под самим «уклонением» — неявка участника на собрание, его отказ до собрания от участия в голосовании, уход с собрания до голосования и т.д.
Возникает вопрос: являются ли в целом имеющиеся на сегодняшний день в судебной практике разъяснения (толкование) и основания исключения участника из ООО, установленные в ст. 10 Закона об ООО, достаточными и правильными для этой практики?
Рассмотрим в качестве примера одно из арбитражных дел.
В связи с выходом в 2001 г. двух участников из ООО «Трикотажница» в порядке ст. 26 Закона об ООО их доли в уставном капитале перешли к данному ООО (в силу п. 2 ст. 26 Закона об ООО). В соответствии же с ч. 2 статьи 24 Закона эти доли должны быть распределены либо проданы всем или некоторым участникам ООО и (или) третьим лицам при отсутствии запрета в уставе ООО по решению общего собрания участников ООО. При этом продажа долей участникам общества, в результате которой изменяются размеры их долей (а они всегда изменяются), продажа долей третьим лицам, а также внесение связанных с этой продажей изменений в учредительные документы ООО осуществляются по решению общего собрания участников ООО, принятому всеми участниками ООО единогласно.
Исходя из данных законодательных предписаний, в ООО «Трикотажница» в установленном порядке (особенно в его внутреннем документе — Порядке проведения участниками ООО «Трикотажница» заочного голосования — принятия решений опросным путем) в июне 2002 г. было организовано проведение заочного голосования по вопросу о распоряжении перешедшими к ООО долями вышедших двух участников в виде продажи этих долей нескольким другим участникам.
В заочном голосовании приняло участие подавляющее большинство участников, обладавших 96,6% голосов. Однако шесть участников, несмотря на их уведомление о месте и времени заочного голосования по определенной повестке дня, не явились и никаким образом не сообщили о своем мнении по вопросам заочного голосования. Но при этом в период заочного голосования они (четверо из них) с определенным расчетом выдали доверенности одному своему представителю, выражавшему в действительности не только их интересы, но и интересы посторонней фирмы, имевшей свой бизнес-интерес в отношении ООО «Трикотажница» (его имущества), вплоть до завладения им изнутри.
Данный представитель, явившись с опозданием в ООО «Трикотажница» по месту заочного голосования, ознакомился с протоколом, содержавшим решение заочного общего собрания по вопросу распоряжения долями вышедших участников, и отказался его подписывать без объяснения причин и без высказывания своего мнения по вопросу единогласного голосования.
Вследствие этого оказалось невозможным в установленный срок принятие общим собранием единогласного решения всех участников о распоряжении долями вышедших участников ООО «Трикотажница» путем их продажи нескольким другим его конкретным участникам.
В таком случае вступало в действие предписание ч. 2 ст. 24 Закона об ООО: нераспределенная или непроданная часть доли должна быть погашена с соответствующим уменьшением уставного капитала ООО в порядке ст. 20 Закона и с наступлением при этом предусмотренных ею негативных последствий, вплоть до необходимости досрочного расчета с кредиторами (которые были у ООО «Трикотажница») и возможной ликвидации ООО согласно п. 5 этой статьи.
Расценив изложенное бездействие и действия названных шести участников как грубое нарушение ими своих обязанностей, выраженное в их недобросовестном уклонении от участия в единогласном заочном голосовании, два других соответствующих участника ООО «Трикотажница» усмотрели в нем наличие основания для исключения данных шестерых участников из ООО «Трикотажница», прямо предусмотренного в одном из пунктов их внутреннего документа — Порядка проведения участниками ООО «Трикотажница» заочного голосования, утвержденного общим собранием участников ООО еще 30 апреля 1999 г. Установление же данного основания в этом Порядке было осуществлено в соответствии с положениями об этом Устава ООО «Трикотажница» и общими (родовыми) основаниями в ст. 10 Закона об ООО.
Исходя из данных оснований, названные участники предъявили к шести уклонившимся участникам иск в арбитражный суд г. Москвы об их исключении из ООО «Трикотажница».
В декабре 2002 г. суд первой инстанции по делу N А40-38061/02-24-400 удовлетворил заявленный иск и исключил шестерых участников из ООО «Трикотажница», указав в своем решении, что бездействие ответчиков существенно затрудняет деятельность ООО и создает угрозу его ликвидации.
По жалобе нового представителя исключенных участников апелляционная инстанция в январе 2003 г. решение первой инстанции своим постановлением отменила и в иске отказала.
Данное постановление мотивировалось тем, что:
1) по заочному решению предлагалось продать доли вышедших участников другим восьми участникам, но при этом ответчикам не было предложено приобрести доли вышедших участников;
2) не было предложено рассмотреть вопрос о пропорциональном распределении долей вышедших участников между оставшимися участниками;
3) отказ ответчиков от подписания протокола заочного голосования, в соответствии с которым предлагалось непропорциональное распределение долей, не свидетельствует о грубом нарушении ответчиками своих обязанностей как участников общества;
4) ответчики не были обязаны единогласно голосовать за принятие решения о непропорциональном распределении долей вышедших участников;
5) истцы не представили доказательств того, что обществом или участниками принимались меры к созыву нового общего собрания участников с целью решения вопроса о распределении долей выбывших участников с включением в повестку дня альтернативных предложений, в частности о пропорциональном распределении долей;
6) факт, что истцы, в пользу которых (в том числе) должно было состояться непринятое решение, полагают бездействие ответчиков противоправным, не может свидетельствовать о том, что отказ ответчиков подписать решение о непропорциональном распределении долей существенно затруднил деятельность общества, поставив его под угрозу ликвидации;
7) в бездействии ответчиков отсутствует признак систематического уклонения от принятия решений;
8) истцы не представили каких-либо доказательств того, что отказ ответчиков подписать решение о непропорциональном распределении долей в пользу истцов поставил под угрозу деятельность общества и препятствует обществу провести новое собрание участников для рассмотрения вопроса о распределении долей в порядке, предусмотренном законодательством;
9) не представлено доказательств, что бездействие ответчиков повлекло какие-либо негативные последствия для общества.
Постановлением кассационной инстанции от 28 апреля 2003 г. (по жалобе истцов) постановление апелляции оставлено без изменения. При этом мотивами такого решения были названы:
1) доводы кассационной жалобы о неправильном применении норм материального права и нарушении норм процессуального права апелляцией суд кассационной инстанции не признает правомерными, поскольку они основаны на неправильном толковании норм материального права и, кроме того, направлены на переоценку обстоятельств, установленных судом апелляционной инстанции, что суд кассационной инстанции делать не вправе в силу положений ч. 2 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса РФ (при этом кассационная инстанция не указала, в чем именно заключается неправильное толкование норм материального права и переоценка обстоятельств и почему недопустимость последней и сама она следуют из ч. 2 ст. 287 АПК РФ, т.е. не мотивировала эти выводы);
2) основания для исключения участников общества из общества установлены ст. 10 Закона об ООО, а в соответствии со ст. 38 Закона обществу не предоставлено право устанавливать ни в учредительных, ни в других внутренних документах дополнительные основания для исключения участников из общества.
Высший Арбитражный Суд РФ своим Определением от 26 июня 2003 г. отказал истцам в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора названных судебных постановлений, мотивировав отказ следующим:
1) отсутствуют основания для передачи дела в Президиум ВАС РФ, предусмотренные ст. 304 АПК РФ;
2) суды на основе изучения материалов и обстоятельств дела сделали вывод о том, что отказ от подписания протокола распределения или продажи долей выбывших участников не свидетельствует о систематическом и грубом нарушении ответчиками своих обязанностей как участников общества;
3) судами установлено, что отрицательное голосование ответчиков при перераспределении долей или уклонение их от голосования на принятии решения не могли отразиться.
Поэтому, заключает ВАС РФ, постановления апелляционной и кассационной инстанций вынесены в соответствии с требованиями ст. 10 Закона об ООО.
Изложенное обоснование судебных актов является, заметим, типичным примером мотивирования судебных актов в системе арбитражных судов России.
Юридический анализ выдвинутых судами в их актах мотивов свидетельствует о проблемах, существующих в судебной практике, по поводу установления наличия оснований исключения участников из ООО.
Прежде всего заметим, что все вышеназванные судебные инстанции в своих актах ведут речь о распределении долей (непропорциональном или пропорциональном) вышедших из ООО участников. Однако в обосновании иска (в материалах дела) речь шла о распоряжении долями вышедших участников в виде продажи этих долей некоторым участникам, а не о распределении данных долей между участниками ООО как самостоятельном варианте должного распоряжения этими долями. Следовательно, здесь суды допустили фактическую и правовую ошибку.
Такой вывод следует из содержания ч. 2 ст. 24 Закона об ООО, где указаны всего пять вариантов (с учетом наличия в тексте союзов «либо», «или» и «и») должного распоряжения долей вышедшего из ООО участника:
1) распределение доли между всеми участниками общества пропорционально их долям в уставном капитале общества;
2) продажа доли всем участникам ООО (пропорционально или непропорционально в ч. 2 ст. 24 Закона не указано, поэтому один из этих двух способов может быть применен по свободному решению общего собрания);
3) продажа доли некоторым участникам ООО (также без правового указания на пропорциональность или непропорциональность такой

ПРАВО НА ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ И КОЛЛЕКТИВНЫЕ ТРУДОВЫЕ СПОРЫ «

Источник: https://www.lawmix.ru/comm/2515

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *